Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

только он не находится в слишком  быстром  или  слишком  медленном  потоке
времени...
     Брендон сидел в кресле, курил и, поглощенный своими мыслями, почти не
обращал на меня внимания.  Я  прилег  на  койку  Пенелопы,  расслабился  и
направил пучок своего  сознания  вглубь  Самоцвета.  В  его  лабиринтах  я
отыскал конец красной нити - след от  взаимодействия  со  Знаком  Силы.  Я
легонько потянул ее к себе, и  она  подалась;  затем  я  стал  тянуть  все
увереннее, но без рывков, пока  не  почувствовал  сопротивление.  Тогда  я
осторожно послал вдоль нити свой зов:
     - Колин!
     Ответа не последовало, однако  я  чувствовал  чье-то  присутствие  на
другом конце. Я сильнее потянул нить, и присутствие стало еще ощутимее.
     - Колин, отзовись!
     В ответ нить завибрировала, и мне почудился скрежет зубовный. Со мной
явно не желали общаться, но я был настырный и  не  хотел  отступать.  Нить
между нами натянулась, как струна.
     -  Колин!  -  снова  воззвал  я.  -  Это  Кевин.  Ответь  мне.  Скажи
что-нибудь.
     Наконец-то присутствие стало явным, установился полноценный контакт и
на меня обрушился поток гневных мыслей Колина:
     - Будь ты проклят, Артур Пендрагон! Зачем ты зовешь  меня?  Что  тебе
еще от меня нужно?! Ты и так лишил меня всего, что я имел.
     - Извини, Колин, я не хотел...
     - Ах, ты не хотел! И обманывать меня ты не хотел, не хотел отнимать у
меня корону. Даже девушку, которую я люблю, - и ее ты отнял у меня.
     - Это нелогично, Колин, - робко возразил я. - Дейрдра никогда не была
твоей и никогда не подавала тебе никаких надежд...
     - Дурак! - раздраженно оборвал меня Колин. - Я не о Дейрдре говорю, а
о Дане.
     - О Дане? - удивленно переспросил я. - Ведь ты всегда был  равнодушен
к ней. Ты не принимал ее всерьез.
     - А потом принял. Но тут подвернулся ты, проклятый!  Я  предлагал  ей
уйти со мной, я предлагал ей могущество и вечную молодость, я предлагал ей
власть над миром, где все люди поклонялись бы ей, как богине. И что  же  -
она отвергла все это! Из-за тебя! Ты ей милее  всего;  она  согласна  даже
делить тебя с Дейрдрой.
     - Прости меня, Колин, - виновато произнес я.
     - Да простит тебя бог, Кевин, - с горечью ответил он и прервал связь,
оставив меня в растерянности и недоумении.
     Затем я долго лежал на койке и думал о том, что в фарсе, который суть
жизнь, Дане досталась незавидная роль роковой женщины.



                                    8

     Ночное бдение накануне коронации в Лайонессе  не  принято.  Напротив,
этим вечером раньше обычного был дан  сигнал  к  гашению  огней  по  всему
дворцу, были  запрещены  любые  вечеринки  и  шумные  собрания,  отголоски
которых могли бы потревожить сон короля перед самым ответственным  днем  в
его жизни. Утром король должен быть свежим и  отдохнувшим,  полным  сил  и
энергии, чтобы успешно пройти изнурительную церемонию коронации и  обрести
могущество своих предшественников. Таков порядок, установленный  в  давние
времена  и  еще  более  ужесточенный  после  смерти  злосчастного   короля
Аморгена, который скончался прямо на алтаре - по  официальной  версии,  от
разрыва сердца в результате переутомления.
     Для меня все эти меры предосторожности были ни к чему. Я  уже  владел
Силой, и предстоящая церемония имела лишь чисто символическое значение, но
эту традицию я нарушать не собирался. И вообще, сходу ломать установленные
порядки было бы с моей стороны глупо и опрометчиво.  Со  своим  уставом  в

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.