Случайный афоризм
Воображение поэта, удрученного горем, подобно ноге, заключенной в новый сапог. Козьма Прутков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1870 году скончался(-лась) Александр Дюма


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Я по-братски поцеловал ее в щеку.
     - Удачи тебе, сестричка.
     - Спасибо, брат.
     Бренда ловко вскочила на парапет, замерла на мгновение,  послала  мне
прощальную улыбку и решительно шагнула в бездну. Едва лишь вода сомкнулась
над ней, вся поверхность Источника вспыхнула ярким синим пламенем.
     - Давай отойдем, - предложила Бранвена. - Скоро здесь будет не  очень
уютно.
     Я подобрал с травы одежду Бренды, и мы поспешно ретировались.
     Источник начинал неистовствовать. Столб синего пламени поднимался все
выше и выше, снопы искр разлетались во все стороны, и хотя, попадая в нас,
они не причиняли нам никакого  особого  вреда,  кроме  щекотки,  мы  снова
отступили и расположились под деревом на краю прогалины.
     Я смотрел на бушующую стихию  и  нервно  кусал  себе  губы.  Как  там
Бренда? Что с ней происходит? Жива ли она?..
     - Не беспокойся, Кевин, - отозвалась Бранвена, видя мое  волнение.  -
Все идет по плану.
     - Ты уверена?
     - Конечно. Если бы Источник убил твою сестру, он вел бы себя иначе.
     - Как долго это будет продолжаться?
     - Неизвестно. Может, неделю, может быть, месяц, а может, и год. Здесь
же Безвременье.
     - А что делать нам?
     - Мы можем уснуть. Крепким-крепким сном. Источник сам  разбудит  нас,
когда Бренда будет готова выйти из него. Впрочем,  тебе  здесь  оставаться
необязательно.  Хоть  сейчас  возвращайся  в  материальный  мир;  там   ты
застанешь свою сестру, уже прошедшую посвящение.
     Я растерянно покачал головой.
     - Нет, это не Безвременье. Это - место, где время сошло  с  ума.  Ну,
совершенно свихнулось! -  Я  помолчал  немного,  затем  спросил:  -  А  ты
остаешься?
     - Да, остаюсь. Я должна встретить Бренду при выходе из Источника. Это
моя обязанность как Хозяйки.
     - В случае со мной ты пренебрегла своей обязанностью, - заметил я без
упрека, просто так, между прочим. - Когда я выбрался  из  Источника,  тебя
нигде не было.
     - Тогда я сглупила, - честно призналась Бранвена. - Я  почувствовала,
что вот-вот сюда явится Колин, и перенеслась к моменту его прибытия, чтобы
помешать ему увидеть тебя. От волнения я выпустила  из  внимания,  что  он
прибывает вслед за тобой,  а  не  вместе  с  тобой.  Здесь  вас  разделяла
вечность, и вы никак не могли встретиться. Теперь уж я таких  промахов  не
допускаю.
     - Понятно, - сказал я. - А чем ты  будешь  питаться,  ожидая  Бренду?
Ведь, как я понимаю, на этих  деревьях  ничего  съедобного  не  растет,  а
медитировать в Безвременье - занятие рискованное.
     - Если я буду  спать,  обойдусь  без  еды.  Если  же  мне  вздумается
бодрствовать, то через час-другой Источник немного утихомирится, и я смогу
доставать из него все, что захочу. Как-никак, он суть всех вещей в мире...
И кстати, - вкрадчиво добавила она. - Мы можем бодрствовать здесь  вместе.
И не только бодрствовать. Мое предложение  о  медовом  месяце  остается  в
силе.
     Я горестно вздохнул.
     - Прошу тебя, Бранвена, не начинай старую песенку. У меня и так забот
полон рот. С основанием  Дома,  с  моими  родными,  с  Дейрдрой,  с  Даной
наконец.
     - Ты ее очень хочешь?
     - Да, черт возьми! - невесть почему разозлился я. -  Тебя  я  так  не
хотел, как хочу ее. К тебе я испытывал лишь  вожделение,  а  к  Дане...  О
Митра! Если бы я не любил Дейрдру, я бы решил, что по уши влюблен в Дану.
     - А может, так оно и есть?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.