Случайный афоризм
Пусть лучше меня освищут за хорошие стихи, чем наградят аплодисментами за плохие. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Месяца четыре.
     - Прости за нескромный вопрос - вы были близки?
     - Нет, ни разу. Но в этом нет вины Бранвены. Мне  удалось  справиться
со своими гормонами.
     - А вот она, бедняжка, до сих пор влюблена в тебя.
     - Правда?
     - Это ясно, как божий день. Она так  нежно  смотрит  на  тебя...  Да,
кстати, а как же Дана?
     Мое лицо обдало жаром.
     - Я... - Моя незаконченная мысль  сопровождалась  обертонами  высшего
порядка,  в  которых  присутствовали  вожделение  и   стыд,   нежность   и
раскаяние...
     - Я понимаю тебя, - сказала Бренда. - Это твоя плата  за  могущество.
Добро, что мне не придется платить такую высокую цену.
     - Ты уверена в этом?
     - На все сто.  Я  не  воспринимаю  Брендона  как  мужчину,  а  он  не
воспринимает меня как женщину.
     Я хмыкнул - не только мысленно, но и вслух.
     - И кем же вы являетесь друг для друга?
     -  Продолжением   собственного   естества.   И,   соответственно,   я
экстраполирую свою женскую сущность на Брендона, а он свою  мужскую  -  на
меня.
     - То есть, для тебя он скорее сестра, нежели брат?
     - В общем, да. - Бренда сделала паузу (при непосредственном мысленном
общении  это  временная  блокировка   контакта,   но   без   его   полного
прекращения).  -  И  все  же  Брендон  мужчина,  а  я  женщина.  Эта  наша
раздвоенность, это шизоидное восприятие нами друг друга просто сводит  нас
с ума. Порой происходит такое... - Тут она снова включила блокировку.
     - Так что же происходит? - нетерпеливо спросил я.
     - Ах, Артур! Неужели ты не понимаешь? - В мыслях Бренды чувствовалась
горечь и беспомощность. - Представь себе, например, каково Брендону, когда
у меня месячные.
     В  контексте  слов  сестры  выражение  "представь  себе"  было  чисто
фигуральным оборотом речи, призванным усилить эффект от сказанного  далее.
Однако, против своей воли я начал представлять.  В  моем  мозгу  мгновенно
возникли образы, от описания которых я, пожалуй,  воздержусь.  Благо  я  в
достаточной мере владею искусством мысленного общения; почти рефлекторно я
заблокировался и, к счастью, не показал сестре,  как  я  это  представляю.
Случись иначе, она бы в лучшем случае просто обиделась на меня.
     Между тем мы спустились с холма и вошли в безмолвную  рощу  громадных
деревьев, очень похожих на вековые дубы, вот только их широкие стволы были
зеленого цвета, а листва - фиолетовой.
     - Здесь так тихо, - чуть ли не шепотом произнесла Бренда.  Как  и  на
меня в мое первое посещение Безвременья,  абсолютная  тишина,  царившая  в
роще, подействовала на нее угнетающе. - Ни шелеста  листвы  на  ветру,  ни
пения птиц на ветвях...
     - Птиц здесь нет, - не сбавляя шаг, ответила  Бранвена.  -  И  вообще
никакой фауны. Существование флоры в Безвременье поддерживает Источник; он
даровал ей бессмертие в вечности, лишив ее возможности размножаться. А что
касается животных, то если они здесь когда-нибудь были, уже давно вымерли,
и та же самая вечность поглотила их  останки  без  следа  -  расщепила  на
молекулы и атомы.
     - Значит, это искусственный мир, - сказала Бренда.
     -  Это  не  мир,  а  Безвременье,  -  уточнила  Бранвена.   -   Форма
существования  Источника.  А  все  эти  декорации,  -  она   неопределенно
взмахнула рукой, - трава, деревья, земля, небо, -  они  предназначены  для
нас, людей, чтобы мы совсем не потеряли чувство реальности  в  месте,  где
единственная реальность - Источник.
     Деревья перед нами расступились, и мы вышли на широкую  прогалину,  в
центре которой находился водоем идеально круглой формы, метров шестидесяти

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.