Случайный афоризм
Даже лучшие писатели говорят слишком много. Люк де Клапье Вовенарг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Это моя вина.  Брендон  слишком  поглощен  мыслями  о  Дане,  чтобы
обращать внимание на такие пустяки, как холод.
     - Вот как, - сказала Бренда. - Ты уже раскусил его?
     - Давно.
     - И небось, находишь это забавным?
     - Вовсе нет. Дана замечательная девушка и достойна любви Брендона.  -
Я подошел к рабочему столу Пенелопы и просмотрел сделанные ею эскизы герба
нашего будущего Дома. В  основном  это  были  дракончики  в  разнообразных
позах, но среди них я узрел кое-что новенькое. -  Ага!  Неплохая  задумка.
Красный дракон с белым единорогом; по-моему, то, что нам нужно.
     - Это моя идея, - сообщила Бренда. - Мне пришло в голову, что раз  ты
женишься на Дейрдре, то было бы логично объединить ваши фамильные гербы  в
один. Таким образом и драконы будут сыты, и единороги целы.
     - Не думаю, что твоя идея понравилась Пенни, - заметил я.
     Бренда утвердительно кивнула.
     - Сначала она была возмущена, но затем все-таки  признала  разумность
моих доводов. Хотя энтузиазмом  не  воспылала.  Бедняжка  никак  не  может
смириться с тем, что у тебя будет жена.
     Я вздохнул, сел на мягкий стул и принялся рассматривать  эскиз.  Поле
герба было разделено надвое двойной косой чертой; в  левой  верхней  части
был изображен вставший на дыбы дракон, а в  правой  нижней  -  изящный,  с
длинной гривой единорог, гордо вскинувший голову и бьющий копытом о землю.
Оба мифологических животных выглядели как живые;  дракон  излучал  силу  и
мужественность, единорог был само воплощение грации и  женственности.  То,
что Бренда воспринимала как механическое  совмещение  двух  картинок,  для
Пенелопы было наполнено сексуальной символикой.  Неудивительно,  что  идея
Бренды вызвала у нее протест - ведь она сразу увидела в образе  дракона  и
единорога меня и Дейрдру...
     - Да, кстати, - сказал я. - Где Пенни?
     - На камбузе, - ответила сестра. -  За  завтраком  она  заявила,  что
корабельный кок скверно готовит, и решил сегодня побаловать нас  роскошным
обедом.
     Я усмехнулся.
     - То-то я и гляжу, что на палубе  непривычно  пусто.  Наверное,  весь
экипаж  сейчас  наблюдает  за  тем,  как  принцесса  из  рода  Пендрагонов
занимается стряпней.
     -  Да  уж,  точно,  -  согласилась  Бренда.  -  Для  них  это   будет
незабываемое зрелище. - Она встала  с  койки,  вступила  босыми  ногами  в
тапочки, накинула поверх пижамы кружевной халат и подошла ко мне. - Артур,
ты не подумай, что я навязываюсь, но  мне  хотелось  бы  знать,  когда  ты
собираешься представить нас Источнику.
     - В любое удобное для вас время, - ответил я. - Теперь слово за вами,
и я жду, когда вы сами проявите инициативу. Но похоже, что не все  из  вас
готовы к этому.
     - Твоя правда, - кивнула сестра. - Брендон сейчас явно не в форме. Он
как раз переживает ту стадию влюбленности, когда человеку безразлично  все
на свете, кроме объекта его нежной страсти.
     - А Пенелопа?
     Бренда немного помедлила с ответом.
     - Надеюсь, ты  меня  правильно  поймешь,  Артур.  Твоя  дочь  хорошая
девочка, умная,  проницательная,  отзывчивая  и  так  далее,  но  она  еще
молоденькая, почти что ребенок. Пенни  привыкла  к  спокойной  размеренной
жизни, она создала свой уютный мирок, где нет места проблемам  вселенского
масштаба  и  глобальным  потрясениям.  Ей  чужды  властные   амбиции,   ее
честолюбие вполне довольствуется рамками изобразительного искусства, и она
не  уверена,  нужно  ли  ей  вообще  такое  огромное  могущество,  которое
предлагаешь ей ты. Ее пугает перспектива взвалить на себя  ответственность
за судьбы мира.
     - Пенни мне ничего не говорила о своих сомнениях, - заметил я.
     - И не скажет. Ты ее отец, она любит тебя и из любви  к  тебе  готова

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.