Случайный афоризм
У многих людей сочинение стихов - это болезнь роста ума. Георг Кристоф Лихтенберг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

я не совсем точно выразился, когда сказал,  что  ощутил  прикосновение  ее
мыслей. На самом деле я не слышал, о чем она думала; это был контакт иного
рода, более глубокий. Я на мгновение прикоснулся  к  самому  ее  существу.
Чувствуешь разницу?
     - Теперь чувствую, - ошеломленно пробормотал я,  поняв  наконец,  что
имеет в виду мой брат.
     - Подобное случалось со мной несколько раз, - продолжал Брендон. - По
неосторожности, во время гипнотических сеансов с пациентами. И всякий  раз
мне становилось противно, а однажды меня чуть не стошнило; но в том случае
все было иначе. Я... Впрочем, я уже говорил, что я тогда испытал.
     -  М-да,  -  только  и  сказал  я.  На   память   мне   пришло   одно
пренеприятнейшее происшествие времен моей юности.  Я  стараюсь  как  можно
реже вспоминать об этом, ибо воспоминания  мои  горьки,  их  горечь  густо
замешана на отвращении, которое я чувствую до сих пор, спустя  много-много
лет, а над всем этим довлеет чувство вины и глубокое раскаяние...
     Ее звали Ребекка или просто Бекки. Она была неодаренной и мало того -
еврейкой, однако я любил ее, по крайней мере, был  искренне  убежден,  что
люблю ее. Я страстно желал, чтобы она подарила мне сына или дочь - тогда я
мог бы привести  ее  в  Солнечный  Град  и  назвать  своей  женой.  Бекки,
глупышка, употребляла контрацептивные  препараты,  она  считала,  что  еще
слишком молода для материнства, но на  сей  счет  у  меня  имелись  другие
соображения, поэтому я загодя превращал ее  противозачаточные  таблетки  в
стимулирующие витамины... Впрочем, все мои старания ни к чему не  привели,
и я говорю об этом лишь  затем,  чтобы  вы  поняли  всю  серьезность  моих
намерений.
     А потом произошла катастрофа. Как-то я проснулся среди ночи  и  долго
смотрел на мою любимую, которая безмятежно улыбалась во сне; смотрел нежно
и ласково, забыв обо всем, в том числе  и  об  элементарной  осторожности.
Среди  Властелинов  выражение  "залезть  в  душу"   употребляется   не   в
переносном, а в самом прямом смысле; сделать это сознательно -  все  равно
что совершить преступление, и прежде всего - против себя. Это гнусный  акт
насилия над собственной сущностью;  залезть  кому-нибудь  в  душу,  значит
плюнуть в свою. И я наплевал себе  в  душу,  когда  нечаянно  увидел,  что
творится в душе Ребекки.
     Моя нежность мгновенно сменилась брезгливостью, а к горлу  подступила
тошнота. Огонь любви, спокойно горевший в моем сердце,  внезапно  вспыхнул
всепоглощающим пламенем жгучей ненависти. Объятый  ужасом,  преисполненный
отвращения, весь в панике, я нырнул в  Тоннель  и  в  чем  мать  родила  с
головокружительной скоростью помчался сквозь миры.
     Это путешествие я помню очень смутно. Вряд ли тогда я управлял своими
перемещениями  сознательно;  скорее,  сработал  приказ,  внушенный  мне  в
детстве: "Если ты смертельно ранен, если ты беспомощен, ищи приют в стенах
родного Дома". Приказ сработал, командование взяло на себя подсознание,  и
очевидно, именно оно привело меня  в  Сумерки,  которые  я  называл  своей
второй родиной, но на самом деле любил их больше, чем Царство Света.
     Я вышел... нет - вывалился из  Тоннеля  под  Аркой  в  Зале  Перехода
Замка-на-Закате.  Меня  знобило,  я  обливался  холодным  потом,   я   был
совершенно голый и еле  держался  на  ногах.  Словно  в  тумане  я  увидел
глазеющих на меня стражников и открыл было  рот,  чтобы  позвать  их,  как
вдруг желудок мой скрутило от нового приступа тошноты; я согнулся пополам,
меня вырвало, после чего я рухнул на пол и потерял сознание.
     Очнулся я лишь через десять часов, разбитый  и  опустошенный,  однако
кризис уже миновал. С физическими и психическими последствиями  пережитого
мною нравственного шока мне помогла справиться моя маленькая тетушка Диана
- тогда еще не моя любимая, а  просто  моя  лучшая  подруга,  моя  младшая
сестричка. Ей и только ей я рассказал о том, что случилось; у нее я  нашел
поддержку, сочувствие и понимание.
     С тех пор я не виделся с  Бекки  и  старался  не  думать  о  ней,  но
полностью забыть ее я не смог. То, что я совершил, пусть и невольно,  было
самым гадким поступком всей моей жизни, и любое напоминание о нем вызывало

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.