Случайный афоризм
Настоящее наследие писателя - это его секреты, его мучительные и невысказанные провалы; закваска стыда - вот залог его творческой силы. Эмиль Мишель Чоран
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

тебя, Хозяйки Источника.
     - Я говорю не о жалости, а о понимании, Кевин. О том самом понимании,
которое  вскоре  придет  к  тебе.  Тогда  ты   поймешь   мои   чувства   и
посочувствуешь мне. Не пожалеешь - а именно посочувствуешь.
     С этими словами она поднялась на ноги и зашагала прочь от меня  вверх
по склону холма.
     - Бранвена! - окликнул я.
     Она остановилась и повернула ко мне голову.
     - Да?
     - Что с Эмрисом и Эриксоном?
     Несколько секунд она помолчала, затем ответила:
     - Эмрис мой брат, и я забочусь о нем. А что касается Брана  Эриксона,
то для него уже начался ад при жизни. Я как раз  собираюсь  посмотреть  на
его мучения. Хочешь со мной?
     Я отрицательно покачал головой.
     - А зря, - сказала Бранвена.  -  Я  придумала  для  него  одну  очень
оригинальную пытку. Я поселила его  в  мире,  где  каждый  день  похож  на
вчерашний, где нет никаких перемен, где все птицы поют одну и ту же унылую
трель, где небо все время хмурое, а солнце никогда  не  выглядывает  из-за
туч. Эриксон не испытывает ни  голода,  ни  жажды;  еды  и  питья  у  него
вдоволь, но нет людей, с которыми он мог бы пообщаться,  и  нет  мальчиков
для его гнусных забав. К нему прихожу только я - и в этом  вся  жестокость
моей пытки. Он стремительно старится, ибо время в том мире течет  довольно
быстро, а я каждый раз предстаю перед ним все такая же молодая.
     Бранвена повернулась и продолжила свой путь к вершине холма.
     "М-да, - подумал я, глядя ей  вслед.  -  В  изобретательности  ей  не
откажешь. В ее-то возрасте  додуматься  до  такой  изощренной  мести!  Без
сомнений, девочка далеко пойдет..."
     Я вновь повалился на траву и блаженно расслабился, но  сон  никак  не
приходил ко мне.  Я  думал  о  Бранвене,  к  которой  перестал  испытывать
влечение, но осознание этого факта не принесло мне  желанного  облегчения.
Ее слова о том, что скоро я пойму ее, не давали мне покоя.  Что  меня  еще
ждет? Ведь Бранвена слов на ветер не бросает...
     Я думал о Колине, который уступил мне корону и ушел в  неизвестность,
быть может, затаив на меня зло...
     Я думал о Моргане и Дейрдре, чьими стараниями я стал королем...
     Я думал о Дане, которая нравилась мне и которая, очевидно, в обиде на
меня. Ведь это по моей вине она не станет королевой...
     Я думал о предстоящей мне миссии основателя нового Дома,  и  думал  о
том, как его назвать - Домом Источника, Домом Авалона или же,  без  лишней
скромности, Домом Артура. Перебирая в уме  варианты  названия,  я  наконец
заснул...



                                    3

     Меня разбудил вызов через Самоцвет.
     - Кто? - спросил я спросонья, не раскрывая глаз.
     - Бренда. Ты в порядке, Артур?
     - Да, я уже проснулся.
     - Ага, понятно.  Ты  так  крепко  спал,  что  мне  с  трудом  удалось
дозваться до тебя.
     - Я в Безвременье, - лениво ответил я. - Поэтому ты не могла...
     Тут ко мне пришло понимание  ситуации,  я  окончательно  проснулся  и
распахнул глаза. Я не увидел  над  собой  зеленого  неба,  переливавшегося
бирюзой, я вообще ничего не увидел, кроме темноты. Обострив свое зрение, я
обнаружил, что лежу на застланной постели в спальне Дейрдры, а  ставни  на
окнах закрыты. Дневной свет сквозь щели не пробивался,  значит  и  снаружи
было темно. Поздний вечер или ночь...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.