Случайный афоризм
Библиотеки - магазины человеческих фантазий. (Пьер Николь)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                              Олег АВРАМЕНКО

                             ЖЕРТВЫ ИСТОЧНИКА



                                               Леночке Каминской посвящаю.



                                    1

     Никогда еще за всю историю  Авалона  на  престол  не  восходил  такой
древний старик, как ваш покорный слуга. Мой  предок,  Артур  I  Пендрагон,
стал королем Лайонесса, когда ему едва лишь стукнуло четырнадцать  лет,  а
я, его правнук, именуемый теперь Артуром II Кевином, возложу на свое  чело
корону предка в возрасте шестидесяти одного года. Впрочем, для своих лет я
выгляжу совсем неплохо; по меркам обыкновенного, неодаренного человека мне
вряд ли можно дать больше двадцати  пяти,  и  большинство  моих  подданных
искренне убеждены, что их новый король молод, что он  ровесник  (или  чуть
старше)  их  прежнего  короля,  Колина  IX,  самого  молодого  из  королей
Лайонесса династии Лейнстеров - и самого последнего, кстати, ибо на  смену
потомкам вероломного Гилломана спустя тысячу лет вновь  пришел  Пендрагон,
Артур II Кевин, то есть я.
     Итак,  династия  узурпаторов   свергнута,   состоялась   Реставрация,
справедливость, наконец, восторжествовала. К моему  огромному  облегчению,
торжество этой справедливости не потребовало крови - ни малой, ни большой.
Смена власти  произошла  мирно,  хоть  и  сопровождалась  большим  накалом
страстей. Волнения в народе и среди знати при других обстоятельствах могли
бы привести если не к гражданской войне,  то  к  локальным  столкновениям,
дракам, потасовкам, поножовщинам. Однако Колин не допустил этого - за  что
я буду благодарен ему по гроб своей жизни, которая, хотелось бы надеяться,
предстоит мне долгая и счастливая. Мне очень хотелось бы на это надеяться,
но... Впрочем, будет лучше, если я расскажу обо всем по порядку.
     На Землю Артура я возвратился спустя месяц после  того,  как  покинул
этот мир, чтобы побывать в Экваторе. Разделавшись с  Харальдом  и  оставив
Александра на Земле Аврелия скорбеть по утрате сына, я еще некоторое время
провел в Сумерках, а затем нанес незапланированные визиты на Истинный Марс
в Дом Ареса и в Дом Теллуса на Истинной Земле. В  ходе  моих  изысканий  я
окончательно убедился в правильности оценки Януса настоящего положения дел
в  моем  родном  Доме  Света  -  правда  лежала  где-то  посередине  между
благодушным оптимизмом Брендона и мрачным пессимизмом Юноны. Я решил  дать
Рахиль из Израиля последний шанс исправиться, о чем сообщил ей посредством
Самоцвета и сразу же заблокировался, не позволив ей произнести в ответ  ни
единого слова - мой статус адепта Источника давал мне моральное  право  на
столь вопиющее нарушение этикета. Что же касается Амадиса, то я решительно
пресекал все его попытки связаться со мной  или  встретиться  для  личного
разговора. Такое пренебрежительное отношение к его персоне, как я полагал,
должно было уязвить его гордость и самолюбие, заставить его вспомнить, кто
в действительности законный Повелитель Света - он или его жена.
     Посему все мои дела в Экваторе были улажены, и я вновь отправился  на
Землю Артура. Путь к Источнику был для меня не столь долог, сколь  труден,
ибо мне приходилось вести за собой непосвященных - брата, сестру и дочь. К
тому же Пенелопа прихватила два десятка своих самых любимых картин; Бренда
держала в обеих руках два большущих чемодана, битком набитые всевозможными
модными нарядами, среди которых, как иголка в стоге сена, где-то затерялся
и  небольшой  портативный  компьютер  ее  собственной  конструкции   -   с
фантастической по объему  памятью  и  столь  же  фантастической  скоростью
обработки данных. А Брендон перещеголял обеих девочек - он тащил  с  собой

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.