Случайный афоризм
Наша эпоха опасно играет печатными силами, которые похуже взрывчатых веществ. Альфонс Доде
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

                              Олег АВРАМЕНКО

                             ЖЕРТВЫ ИСТОЧНИКА



                                               Леночке Каминской посвящаю.



                                    1

     Никогда еще за всю историю  Авалона  на  престол  не  восходил  такой
древний старик, как ваш покорный слуга. Мой  предок,  Артур  I  Пендрагон,
стал королем Лайонесса, когда ему едва лишь стукнуло четырнадцать  лет,  а
я, его правнук, именуемый теперь Артуром II Кевином, возложу на свое  чело
корону предка в возрасте шестидесяти одного года. Впрочем, для своих лет я
выгляжу совсем неплохо; по меркам обыкновенного, неодаренного человека мне
вряд ли можно дать больше двадцати  пяти,  и  большинство  моих  подданных
искренне убеждены, что их новый король молод, что он  ровесник  (или  чуть
старше)  их  прежнего  короля,  Колина  IX,  самого  молодого  из  королей
Лайонесса династии Лейнстеров - и самого последнего, кстати, ибо на  смену
потомкам вероломного Гилломана спустя тысячу лет вновь  пришел  Пендрагон,
Артур II Кевин, то есть я.
     Итак,  династия  узурпаторов   свергнута,   состоялась   Реставрация,
справедливость, наконец, восторжествовала. К моему  огромному  облегчению,
торжество этой справедливости не потребовало крови - ни малой, ни большой.
Смена власти  произошла  мирно,  хоть  и  сопровождалась  большим  накалом
страстей. Волнения в народе и среди знати при других обстоятельствах могли
бы привести если не к гражданской войне,  то  к  локальным  столкновениям,
дракам, потасовкам, поножовщинам. Однако Колин не допустил этого - за  что
я буду благодарен ему по гроб своей жизни, которая, хотелось бы надеяться,
предстоит мне долгая и счастливая. Мне очень хотелось бы на это надеяться,
но... Впрочем, будет лучше, если я расскажу обо всем по порядку.
     На Землю Артура я возвратился спустя месяц после  того,  как  покинул
этот мир, чтобы побывать в Экваторе. Разделавшись с  Харальдом  и  оставив
Александра на Земле Аврелия скорбеть по утрате сына, я еще некоторое время
провел в Сумерках, а затем нанес незапланированные визиты на Истинный Марс
в Дом Ареса и в Дом Теллуса на Истинной Земле. В  ходе  моих  изысканий  я
окончательно убедился в правильности оценки Януса настоящего положения дел
в  моем  родном  Доме  Света  -  правда  лежала  где-то  посередине  между
благодушным оптимизмом Брендона и мрачным пессимизмом Юноны. Я решил  дать
Рахиль из Израиля последний шанс исправиться, о чем сообщил ей посредством
Самоцвета и сразу же заблокировался, не позволив ей произнести в ответ  ни
единого слова - мой статус адепта Источника давал мне моральное  право  на
столь вопиющее нарушение этикета. Что же касается Амадиса, то я решительно
пресекал все его попытки связаться со мной  или  встретиться  для  личного
разговора. Такое пренебрежительное отношение к его персоне, как я полагал,
должно было уязвить его гордость и самолюбие, заставить его вспомнить, кто
в действительности законный Повелитель Света - он или его жена.
     Посему все мои дела в Экваторе были улажены, и я вновь отправился  на
Землю Артура. Путь к Источнику был для меня не столь долог, сколь  труден,
ибо мне приходилось вести за собой непосвященных - брата, сестру и дочь. К
тому же Пенелопа прихватила два десятка своих самых любимых картин; Бренда
держала в обеих руках два большущих чемодана, битком набитые всевозможными
модными нарядами, среди которых, как иголка в стоге сена, где-то затерялся
и  небольшой  портативный  компьютер  ее  собственной  конструкции   -   с
фантастической по объему  памятью  и  столь  же  фантастической  скоростью
обработки данных. А Брендон перещеголял обеих девочек - он тащил  с  собой

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.