Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

своих заблуждений.
     - И вернется в лоно святой матери-церкви,  -  саркастически  добавила
Бренда.
     Как и в предыдущем случае, Александр сделал вид, что не услышал ее.
     Я встал, не спеша закурил сигарету и прошелся по комнате.
     - Я ничего не обещаю, - проговорил я, стряхнув пепел на ковер. -  Все
будет зависеть от обстоятельств. Я не хочу без надобности проливать  кровь
родственника,  пусть  даже  это  кровь  от  крови  твоей,  но  если  такая
необходимость возникнет, я убью Харальда без колебаний. И, уверяю тебя, не
буду испытывать по этому  поводу  никаких  угрызений  совести.  Здесь  нет
ничего личного... Да, кстати, насчет личного. Я давно  хотел  задать  тебе
один вопрос, но все никак не получалось. Мы пускали в ход кулаки и  оружие
прежде, чем я успевал спросить тебя от этом.
     - О чем?
     - ПОЧЕМУ ТЫ ТАК МЕНЯ НЕНАВИДИШЬ? - с расстановкой произнес я. - Что я
сделал тебе такого, что ты готов был  задушить  меня  еще  в  колыбели?  Я
больше чем уверен, что если бы сейчас мы с тобой поменялись местами,  и  я
оказался бы в твоей власти, ты убил бы меня не колеблясь. За что?
     Видно, не суждено мне было узнать это. Ответом на мой вопрос был лишь
яростный взгляд Александра, но ничего сказать он не  успел,  даже  если  и
собирался. В  следующий  момент  я  почувствовал,  что  поблизости  кто-то
оперирует силами определенного свойства, прокладывая к нам  Тоннель.  Этот
"кто-то" действовал с предельной осторожностью,  но  я  был  начеку  и  не
позволил ему, как в прошлый раз, застать меня врасплох.
     Я вызвал Образ Источника и предусмотрительно отступил к стене. Бренда
опрометью вскочила с кресла и в два шага оказалась рядом со  мной,  сжимая
тонкий, плотный пучок Формирующих.
     Наше   ожидание   длилось   недолго,   и   вскоре   посреди   комнаты
материализовалось три фигуры.  Две  из  них  были  точными  копиями  Агнца
Божьего, то бишь Карающего Ангела, который посетил меня в Сумерках  Дианы.
Между ними, гадко  ухмыляясь,  стоял  высокий  темноволосый  человек.  Его
скуластое лицо было более  молодой  и  гораздо  более  злой  версией  лица
Александра.
     - Привет, папа! - жизнерадостно произнес он, взглянув на своего отца,
как мне показалось, с иронией. - Вижу, ты не в порядке. Ну, ничего, сейчас
мы поможем тебе, только сначала разберемся с этим прислужником дьявола.
     Харальд, сын Александра, в  упор  посмотрел  на  меня  и  сделал  еле
заметный жест рукой. Повинуясь его приказу, один из Агнцев обрушил на  нас
мощное изолирующее заклинание.  Я  встретил  его  контрзаклинанием  -  тем
самым, которое надиктовывал в течение сорока минут.
     На первый взгляд мои чары не подействовали. И на второй, казалось бы,
тоже. Мой Образ и Знаки Янь Агнцев улетучились, а Бренда утратила связь  с
Формирующими. Вокруг нас в радиусе нескольких  миль  установилась  область
недоступности к внешним источникам силы.
     -  Вот  ты  и  попался,  дядя  Артур,  исчадие  ада!  -   с   мрачной
торжественностью произнес Харальд, глядя на меня не просто с ненавистью, а
с исступленной ненавистью религиозного фанатика. - Теперь не  уйдешь.  Ты,
небось, думал, что раз убил одного Агнца, то и дело с концом? Ан нет!  Бог
любит троицу.
     - Ты же отрекся от Троицы, - напомнил ему я.
     - Это неважно, - отмахнулся Харальд. - Когда я ближе  познакомился  с
Господом, то понял, что митраизм - такой же обман, как и христианство. Бог
един, и он Порядок, а все остальное от лукавого. Отец  долго  пичкал  меня
байками про этого еврея-отщепенца, Иисуса из Израиля, потом Амадис  травил
мне всякую туфту о Митре, но наконец я прозрел и понял, что истина в самом
Порядке. В нем и только в нем. А ты  служишь  Сатане,  Артур.  Поэтому  ты
должен умереть.
     - Харальд, безумец! - подал голос из своего кресла Александр.  -  Что
ты  делаешь?  Опомнись!  Порядок  не  бог,  это  лишь   часть   вселенной,
сотворенной Всевышним, который стоит над всем мирозданием. Порядок так  же

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.