Случайный афоризм
Писательство - не ремесло и не занятие. Писательство - призвание. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1562 году родился(-лась) Лопе Вега (де Вега)


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Дионис говорит, что Харальд принял митраизм очень близко к сердцу.
     - И это  меня  беспокоит.  Культ  Митры  восходит  непосредственно  к
Порядку, и Харальд в своем рвении неофита мог зайти слишком далеко. Ведь в
его жилах течет кровь  Александра...  -  Дед  умолк  и  запыхтел  трубкой,
обволакивая себя тучей сизого дыма.
     "И кровь нашего  отца  Утера",  -  закончил  я  его  мысль  и  крепко
призадумался. Рука  моя  машинально  потянулась  за  сигаретой.  Решив  не
прибегать к колдовству, я взял с тумбочки зажигалку и закурил.
     Итак, если наша догадка верна, то Харальд становится опасным  уже  не
только для Дома Света, но и для всех прочих Домов и, в конечном итоге, для
всего  Мирового  Равновесия.  Однако  я  сознавал,  что   его   физическое
устранение проблемы не решит. Он лишь мелкая  карта  во  вселенской  игре,
побить которую, скорее всего, не  составит  труда  -  но  в  любой  момент
Порядок может сдать себе другую,  равноценную,  и  даже  покрупнее,  благо
фанатиков среди Властелинов, а в  особенности  среди  членов  Дома  Света,
хватает. Янус прав: я должен сколотить грозную  команду,  чтобы  отбить  у
Порядка и Хаоса аппетит до Экватора. И все же...
     И все же, во всем этом деле имелись  и  личные  мотивы.  Харальд  был
сыном Александра, и мне хотелось выяснить, не стоит ли за  всем  этим  мой
старший брат, отношения с которым были у меня далеки от сердечных.
     - Я должен побольше узнать об этом Харальде, - сказал я.  -  Не  хочу
покидать Экватор, оставаясь в неведении. Терпеть не могу неизвестности.
     - Наши уже приступили к сбору информации, -  ответил  дед.  -  То  же
самое делают и другие Дома. Мало  кого  радует  перспектива  оказаться  во
власти Порядка.
     - А что Александр?
     - Недавно я с ним говорил. Он божится, что ничего не знает  о  планах
своего сына и не видел его вот уже более года.
     - Но на всякий случай его следовало бы арестовать.
     Янус чуть приподнял левую бровь и  пристально  поглядел  на  меня.  Я
приготовился услышать от деда дежурный упрек по поводу нашей давней вражды
с Александром, но затем он, видимо, передумал и сказал:
     - Между прочим, Амадис неоднократно пытался  связаться  с  тобой.  Ты
думаешь потолковать с ним?
     Я покачал головой.
     - Это исключено. Прежде мы с Амадисом были дружны, и я боюсь,  что  в
ходе нашего разговора я буду вынужден четко определить свою позицию - либо
встать на его сторону, либо объявить себя противником  его  режима.  Ни  к
тому, ни к другому я пока не готов.
     - Понимаю, - сказал Янус. - Но  когда-нибудь  тебе  все  же  придется
сделать выбор.
     - Но позже, - ответил я.


     Следующие три сумеречные цикла, равные приблизительно четырем дням на
Земле Артура, я посвятил восстановлению своей нервной системы. Тетя Помона
оградила меня от посетителей за исключением самых  близких  родственников,
но даже им не позволяла подолгу надоедать мне.  Большую  часть  времени  я
проводил в дедовом Замке-на-Закате в обществе Бренды и  Пенелопы.  Брендон
отбыл на  Землю  Хиросимы,  чтобы  уладить  там  свои  дела,  связанные  с
прекращением практики; он был  очень  ответственным  человеком  и  не  мог
бросить своих пациентов на произвол судьбы. Юнона отнеслась к его  решению
отправиться вместе со мной  крайне  неодобрительно  и  назвала  нас  обоих
дезертирами. Она пыталась  взывать  к  нашему  патриотизму,  честолюбию  и
прочим свойственным каждому человеку слабостям и добродетелям,  однако  мы
оставались непреклонными и не поддавались на  ее  уговоры.  Обидевшись  на
нас, мама удалилась на Истинный Марс, в свой новый  Дом.  Впрочем,  мы  не
сомневались,  что  на  торжественный  пир   во   Дворце-на-Вершине-Олимпа,
созванный понтификом города в мою честь, она явится обязательно и  к  тому
времени уже перестанет сердиться на нас.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.