Случайный афоризм
Высшая степень мастерства писателя в том, чтобы выразить мысль в образе. Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

собирался уничтожить не только меня, но и всех нас, в том числе  Брендона.
А вот Александр...
     - Глупости! - резко произнесла Юнона. Как я и ожидал, ей пришлось  не
по нутру мое предположение. - У Александра нет никаких мотивов.
     - Есть, - возразил я. - Он всегда ненавидел меня.
     - Но вряд ли до такой степени, - заметила Пенелопа,  -  чтобы  желать
смерти своей матери.
     - Он мог не знать, что она здесь.
     - Глупости! - повторила Юнона. - Существо из Порядка было послано  не
для сведения личных счетов, а чтобы преградить тебе путь к престолу.
     - А ты уверена, что Александр не метит на престол?
     - Глупости! - настаивала мать. - Его никто не примет, и он знает это.
Он прекрасно понимал, на  что  идет,  когда  отрекся  от  Митры  и  принял
христианство.
     - Гм-м... Он всегда  может  совершить  обратное.  Так  сказать,  путь
покаяния никому не заказан. И кстати,  я  тоже  христианин.  Двадцать  лет
назад меня окрестили и нарекли Кевином, и  к  твоему  сведению,  отречение
пока что не входит в мои планы. Я чувствую сентиментальную привязанность к
своему новому  имени  и  к  религии,  которую  исповедовал  последние  два
десятилетия, хотя никогда не был особенно набожным.
     - Но ты не отрекался от Митры. А Александр отрекся  -  причем  не  из
политических, а из чисто идейных соображений.
     - Минуточку! - оживилась Бренда. - А ведь Артур  дело  говорит.  Мама
так увлеклась, защищая Александра, что совсем забыла про Харальда.
     Пенелопа и Брендон быстро  переглянулись  и  дружно  закивали.  Юнона
поджала губы и потупилась.
     - Харальд? - удивленно переспросил я. - Это еще кто такой?
     - Сын Александра, - ответила Бренда. - Полукровка. Он родился еще  до
твоего исчезновения, но долгое время никто не знал о его существовании.
     - Ну и ну! - сказал я. - Вот  так  сюрприз!  Почему  вы  до  сих  пор
молчали?
     Бренда пожала плечами.
     - Я полагала, что тебя не очень обрадует известие о появлении  нового
родственника по этой линии.
     - Еще бы!
     - Вот и не хотела тебя расстраивать.
     - Я тоже, - сказала Пенелопа.
     Брендон молча кивнул.
     Мать  сидела,  нахмурившись,  напряженно  над  чем-то  размышляя.   Я
понимал, что ее мысли были далеки от радостных,  и  искренне  сочувствовал
ей.
     - У кого-нибудь найдется закурить? - справился я.
     Брендон вытащил из  кармана  брюк  помятую  пачку  каких-то  шикарных
сигарет и угостил  меня  одной.  Пенелопа  тут  же  сотворила  простенькое
заклинание, и на кончике сигареты затлел огонек. Я затянулся, выдохнул дым
и сказал:
     - Спасибо, Пенни.
     -  Не  за  что.  Просто  я  подумала,  что  сейчас  колдовство   тебе
противопоказано.
     - И правильно подумала, - подтвердил я. - Чувствую я себя прескверно.
Боюсь, мои нервы не  выдержат,  попытайся  я  манипулировать  даже  самыми
примитивными силами.
     Юнона заботливо прикоснулась ладонью к моему лбу.
     - Тебе очень плохо, сынок?
     - Я истощен. Я черпал энергию из таких глубин Источника, что он  чуть
не убил меня... - Вдруг я кое-что вспомнил, и  это  воспоминание  поразило
меня, как громом. Однако я сдержал первый порыв и не стал  делиться  своей
невероятной, ошеломляющей догадкой с родными. Только что возникшая в  моем
мозгу мысль была еще слишком сырая, к тому же я не был  полностью  уверен,
что не стал жертвой игры  собственного  воображения,  когда  находился  на

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.