Случайный афоризм
Если бы я был царь, я бы издал закон, что писатель, который употребит слово, значения которого он не может объяснить, лишается права писать и получает 100 ударов розог. Лев Николаевич Толстой
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

было пятеро против одного.
     - Ну что? - произнес я, с облегчением  чувствуя,  как  нечеловеческое
напряжение последних минут покидает меня. - Начнем переговоры?
     Чудище по  имени  Агнец  Божий  совсем  не  по-ангельски  зарычало  и
швырнуло в меня  заклинание  остановки  сердца,  которое  я  легко  поддел
острием своей Эскалибур и разнес его  в  клочья.  Агнец  снова  зарычал  и
кинулся ко мне, вовсю размахивая своими большущими мечами.
     Не скажу, что мне было так просто отражать атаки  противника  гораздо
выше и сильнее меня,  к  тому  же  одинаково  хорошо  фехтовавшего  обеими
руками. Его глаза без зрачков тупо смотрели в пустоту мимо меня. Он не был
зрячим в человеческом понимании этого слова; он непрерывно  сканировал  на
довольно высоких уровнях и во всех направлениях, что  создавало  для  меня
дополнительные неудобства. Благо Юнона бесперебойно  бомбардировала  Агнца
заклинаниями, хоть и не причинявшими ему  никакого  вреда,  зато  частично
отвлекавшими его внимание.
     - Артур! - услышал я мысленное восклицание Пенелопы. - Посторонись!
     Я сделал обманный  выпад,  заставив  Агнца  отступить  в  нужном  мне
направлении, сам бухнулся наземь,  быстро  откатился  в  сторону  и  вновь
вскочил на ноги. Краем глаза я заметил бегущих к  нам  со  шпагами  наголо
Брендона, Бренду и Пенелопу. Моя дочь, кроме того, держала в  другой  руке
заряженный двумя стрелами арбалет.  Когда  Агнец  оказался  открытым,  она
уронила шпагу на траву, припала  на  одно  колено,  прицелилась  и  дважды
выстрелила. Первая стрела летела Агнцу прямо в лицо,  но  он  молниеносным
взмахом меча отбил ее в сторону; вторая все же достигла цели, угодив ему в
грудь. С громким хохотом чудище выдернуло ее, швырнуло  себе  под  ноги  и
демонстративно растоптало.
     - Да у него сущий панцирь из мяса и костей! -  пораженно  воскликнула
Пенелопа, отбросив уже бесполезный арбалет и поднимая  с  травы  шпагу.  -
Брендон, Бренда! Мы с Артуром займем его спереди, а вы заходите сзади.
     Агнец вновь захохотал. Белоснежные крылья за его спиной  превратились
в руки и выхватили из висевших на поясе  ножен  еще  два  меча.  Это  была
настоящая машина для убийств  -  безжалостная,  беспощадная,  не  ведающая
сомнений. Агнец занял круговую оборону, фехтуя с каждым из  нас  отдельным
мечом, да еще успевая  при  том  посыпать  нас  слабенькими,  без  внешней
подпитки, заклинаниями и отражать такие же  слабенькие  заклинания  Юноны,
Брендона, Бренды и Пенелопы. Что же касается меня,  то  я  лишь  фехтовал,
экономя свои силы для решающего удара.
     - Артур? - спросила Юнона. - У тебя есть план?
     (ЕСТЬ ЛИ У МЕНЯ ПЛАН? У МЕНЯ ВСЕГДА ЕСТЬ ПЛАН!)
     - Да, - ответил я. - Есть.
     - Тогда уступи мне место и займись его разработкой.
     - Хорошо. Держи!
     Я отскочил в сторону и бросил свою шпагу Юноне.  Она  поймала  ее  на
лету и тут же вступила в бой вместо меня.
     А я отошел к ближайшему дереву, прислонился к его широкому  стволу  и
продолжил сканировать Агнца на всех доступных мне без Образа  уровнях.  Он
был физически силен, проворен, вынослив, с отличной координацией движений,
обладал недюжинной колдовской силой и устойчивой психикой.  Вместе  с  тем
его коэффициент умственного развития был весьма невысок (удивительно,  что
при таком скудоумии он так искусно фехтовал), и еще он был  начисто  лишен
инстинкта самосохранения. Выполняя чье-то указание уничтожить меня, чудище
без колебаний готово было отправиться в могилу следом  за  мной,  лишь  бы
удостовериться, что я действительно мертв. Мне чертовски хотелось  узнать,
кто же подослал его ко мне, поэтому я решил не  убивать  Агнца,  а  только
парализовать, чтобы впоследствии допросить его с пристрастием.
     Тщательно  просканировав  центральную  нервную  систему  Агнца  и  ее
периферийные  ответвления,  я  приступил   к   составлению   парализующего
заклинания,  на  что  потратил  около  двадцати  минут.  Затем  я   привел
заклинание  к  канонической  форме,  отсек  все  лишние  петли  и,  собрав
последние силы, медленно и четко, с нужной  расстановкой  продиктовал  его

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.