Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

я. - Ты придерживаешься иного мнения?
     - Да. Брендон сознательно пытается обмануть себя, чтобы умыть руки  и
отойти от дел. Впрочем, не буду отрицать, что в некотором смысле он  прав.
Рахиль из Израиля действительно умная, волевая и энергичная  женщина;  она
уже доказала, что умеет с толком распорядиться властью. Но весь  вопрос  в
том, в чьих интересах...
     - Стоп! - сказал я, поняв наконец, на что намекала Бренда, когда мы с
ней обсуждали эту тему на кухне и когда так некстати нашей беседе помешали
Брендон и Пенелопа. - Если ты собираешься читать  мне  лекцию  о  заговоре
коварных сионистов по достижению мировой гегемонии, то  не  трать  попусту
время и силы. Я давно уже не верю в эту чепуху.
     - Это вовсе не чепуха, Артур. Ты знаешь, я далека  от  антисемитизма,
однако то, что вытворяет Рахиль, не может не вызывать у меня возмущения. В
свое время, будучи королевой Света,  я  всегда  ставила  на  первое  место
интересы Дома твоего отца, ибо так мне велел мой долг. Рахиль  же  никогда
не забывает, что она - дочь Израиля, и все ее поступки продиктованы именно
этим обстоятельством.
     - Ее можно понять, - заметил я. - Ведь  она  воспитана  как  истинная
израильтянка и считает свой Дом богоизбранным.
     - Я вполне допускаю,  что  Рахиль  действует  без  какого-либо  злого
умысла, - не стала возражать Юнона. - Думаю, ей кажется естественным,  что
даже сидя на троне Света, она должна руководствоваться  интересами  своего
народа. Но каковы бы ни были ее мотивы, сути  дела  это  не  меняет.  Факт
остается фактом: Дом Света,  ТВОЙ  Дом,  Артур,  Дом  твоего  отца,  Утера
Великого, Дом  твоего  прадеда,  короля  Артура,  некогда  один  из  самых
могущественных, самых влиятельных Домов Экватора, нынче покорно следует  в
фарватере политики Дома Израилева.
     Я поморщился.
     - Пожалуйста, не дави  мне  на  психику,  мама.  Не  взывай  к  моему
патриотизму, а тем более - к антисемитизму. Этим ты ничего не добьешься.
     Мать посмотрела на меня долгим взглядом и с горечью произнесла:
     - Боюсь, правы те, кто утверждает, что ты плохой сын Света.
     - Вот тебе еще одна причина, по которой мне не  следует  претендовать
на роль вождя оппозиции. По мне, пусть все остается так,  как  было.  Если
вам удастся свергнуть Амадиса, его место займет Брендон; а если  нет...  В
конце концов, Рахиль не дура и не фанатичка, просто ей трудно  переступить
через свое воспитание. Надеюсь, со временем к ней придет  понимание  того,
что в первую очередь она - королева Света.
     Юнона задумчиво покачала головой.
     - Знаешь, меня всегда интересовала причина твоей расовой  терпимости.
Неужели девушка?
     Я чуть ли не до крови прикусил губу в попытке  унять  душевную  боль,
заглушив ее болью физической. Я много бы отдал за то, чтобы вычеркнуть  из
своей памяти этот прискорбный эпизод времен моей юности. Но увы, из  песни
слов не выкинешь. Пока я жив, пока я помню, кто я такой, со мной  будут  и
эти воспоминания - горькие, болезненные, мучительные...
     - Ее звали Ребекка, - сдержанно ответил я. - Это  было  давно,  очень
давно... И с тех пор я излечился от присущего детям Света антисемитизма.
     Мать снова покачала головой.
     - Ты слишком  сентиментальный  человек,  Артур,  и  это  мешает  тебе
объективно оценивать ситуацию.
     - А может быть, ты необъективна, матушка? Прости, но мне кажется, что
ты зациклилась на идее сделать меня королем Света, и тебе даже в голову не
приходит поинтересоваться, есть ли у меня собственные планы на будущее.  А
между  тем  таковые  имеются.  Ведь  я  обнаружил  устойчивую  цивилизацию
Одаренных.
     - Ты что, всерьез хочешь стать Основателем? - спросила Юнона.
     - Да, - ответил я. - Хочу. Ты считаешь, что я  не  справлюсь  с  этой
задачей?
     - Я считаю, что сейчас не очень подходящее время для создания  нового

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.