Случайный афоризм
Мне конец, как только я кончу сочинять, и это меня радует. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

красное солнце  Сумерек  над  оранжевыми  лесами,  а  в  следующий  момент
вывалились из Тоннеля в холл на первом этаже дома моей дочери.
     Отпустив меня, Брендон сумел удержаться на  ногах  и  пассивно  помог
устоять Пенелопе, которая мертвой хваткой  вцепилась  в  его  плечо.  Меня
бросило вперед, я столкнулся с Брендой и машинально подхватил ее на руки.
     - Как это мило, братик, - сказала  она,  целуя  меня  в  щеку.  -  Я,
конечно, прошу прощения, если причинила вам неудобства. Но учтите  разницу
во времени.
     - Все было просто великолепно, сестричка, - ответил я. - Здорово! - Я
усадил ее на диван, сам присел рядом и устало откинулся на  спинку.  -  Мы
долго отсутствовали?
     - Чуть более восьми циклов.
     Я быстро  прикинул  в  уме.  Восемь  циклов  в  Сумерках,  это  почти
шестнадцать стандартных суток Основного Потока, а значит, на Земле  Артура
прошло около двенадцати дней. Я уже отсутствую свыше  двух  недель  против
обещанных  мною  восьми-десяти   дней.   Дейрдра   и   Морган,   наверное,
беспокоятся.
     - Тетя Юнона  здесь?  -  спросила  Пенелопа,  усаживаясь  в  соседнее
кресло. Брендон устроился на подлокотнике дивана возле сестры.
     - Нет, на Марсе, - ответила Бренда. -  Но  регулярно  связывается  со
мной.
     - Сильно обижена на нас?
     - Злилась ужасно. Однако последовать за вами не пыталась.
     - Кто-нибудь еще здесь появлялся? - спросил я.
     - Помона и Дионис. Они вычислили тебя.
     - И что ты им сказала?
     -  Признала,  что  ты  был  здесь,  но  потом  отбыл  в   неизвестном
направлении.  Они  очень  хотели  видеть  тебя,  особенно  Дионис.  Просто
затерроризировали меня расспросами.
     - Ты много им рассказала?
     - Почти ничего. Только о своих личных впечатлений о тебе - и ни слова
из твоей истории.
     - Молодчина, - похвалил я.
     Бренда взяла меня за руку  и  заглянула  мне  в  глаза.  Ее  красивые
светлые брови сдвинулись к переносице.
     - Артур, почему ты не спрашиваешь меня о результатах вычислений?
     Я промолчал.
     - А каков результат? - отозвался Брендон, прерывая гнетущую паузу.
     -  Компьютер  еще  считает,  -  ответила  Бренда.  -  Но  в  конечном
результате уже нет никаких  сомнений:  избранный  Дианой  путь  привел  ее
прямиком в сердцевину Потока Формирующих. От комментариев я воздержусь; вы
сами понимаете, что это значит.
     В холле воцарилось гробовое молчание. Затем  Пенелопа  несколько  раз
всхлипнула и  вдруг  разразилась  громкими  рыданиями.  Брендон  и  Бренда
принялись утешать ее.
     Судорожно сжав челюсти и проглотив комок, застрявший у меня в  горле,
я поднялся с дивана. Из встроенного в стену шкафа я достал  нечто  похожее
на шерстяное одеяло, перекинул его через плечо  и  молча  вышел  из  дома.
Пенелопа продолжала плакать. У нее, видимо, началась истерика.
     А мне нужны были время и одиночество, чтобы смириться с  мыслью,  что
Диана,  женщина,  которую  я  любил  больше  всего  на  свете,  мать  моей
единственной дочери, умерла такой страшной смертью...



                                    7

     Я лежал в густой оранжевой  траве,  подложив  под  голову  одеяло,  и
глядел в безоблачное небо Сумерек  Дианы.  Мои  глаза  были  сухи.  Я  уже
выплакал все слезы, отпущенные мне для одного человека,  и  в  дальнейшем,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.