Случайный афоризм
Писатель есть рыцарь вечности, а журналист – рыцарь секунды. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1562 году родился(-лась) Лопе Вега (де Вега)


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

человеческого тела...
     Укол!..
     Прокол!
     На короткое мгновение фиолетовая дымка окутала мир вокруг нас.  Потом
она исчезла, но мир уже стал другим. Нелинейным, неевклидовым.
     Хаос. Преддверие Ада... Если не сам Ад...
     Мы оказались в Чертогах Смерти. Над нами нависал  сводчатый  потолок,
под нашими ногами  во  все  стороны  разбегались  разноцветные  плиты,  на
стенах...
     Из груди Пенелопы вырвался возглас восхищения. Со смешанным  чувством
восторга и суеверного ужаса она увлеченно  рассматривала  фрески.  В  моей
памяти тут же всплыло множество мелких  деталей,  которым  я  поначалу  не
придал  особого  значения;  я  вспомнил  о  нескольких  десятках   картин,
развешанных по всему дому, большинство из которых явно были написаны одной
и той же рукой; я вспомнил лесенку, ведущую со второго  этажа  на  чердак,
видимо, в студию, и наконец до меня дошло, что Пенелопа - художник!
     "А чтоб мне пусто было! - мысленно выругал я себя. - Какой же я отец,
если мне до сих пор не пришло в голову  поинтересоваться,  чем  занимается
моя дочь..."
     Брендона,  судя  по  всему,  мало  трогала  живопись.  В  отличие  от
Пенелопы, он лишь бегло скользнул  взглядом  по  стенам,  поглядел  вверх,
зябко повел плечами, затем обратил свой взор на меня. Глаза его сияли. Да,
он увлекался Искусством - но Искусством иного рода.
     - Артур! Как  у  тебя  получилось?  Ведь  это  похоже  на  мгновенное
перемещение!
     - Можно сказать, мы прошли через Тоннель, - ответил я,  не  вникая  в
подробности. - Но Тоннель этот был нулевой длины.
     - А как же неопределенность?
     - Я ее локализовал и свел на нет.
     Брендон покачал головой.
     - Ну, брат, ты могуч! Походя ты нарушаешь законы вселенной.
     - Нам еще неведомы  истинные  законы,  действующие  во  вселенной,  -
заметил я. - Ты держишь связь с Брендой?
     - Да.
     - Интересно, как вам это удается?
     - Это нельзя объяснить словами. Мы всегда, с момента  нашего  зачатия
были единым целым. - Брендон немного помедлил, затем  доверительным  тоном
сообщил: - Глупцы те, кто обвиняет нас с Брендой в кровосмешении.  На  кой
черт нам физическая близость, когда мы и так близки, что дальше уж некуда.
Порой мы даже устаем от нашей близости.
     Я только хмыкнул в ответ. Я никак не мог взять в толк, почему Брендон
так откровенен со мной. Именно со мной - с братом, которого он не видел  с
десяти лет, а следовательно, не мог знать меня настолько хорошо, чтобы без
опаски поверять мне свои самые сокровенные тайны. Впрочем, если  он  остро
нуждался в ком-то, кому мог бы излить свою душу (а я подозревал,  что  так
оно и есть), то среди братьев широкого выбора у него как раз и не было: я,
знакомый ему лишь по смутным детским воспоминаниям,  Амадис,  которого  он
ненавидел,  Александр  по   прозвищу   В-семье-не-без-урода,   который   с
глубочайшим  презрением  относился   ко   всей   нашей   родне,   да   еще
пятнадцатилетний Эрик, который был слишком юн. Так что я, даже несмотря на
свое долгое отсутствие, видимо,  показался  Брендону  наиболее  подходящей
кандидатурой, чтобы чисто по-братски посекретничать со мной.
     Из состояния задумчивости меня вывела Пенелопа.
     - Ой, мальчики! - выдохнула она, указывая  пальцем  на  фреску  перед
собой. - Посмотрите!
     Мы взглянули в указанном направлении - и  по  нашим  спинам  пробежал
озноб. Это была чисто рефлекторная реакция на неожиданность, мы не  успели
даже испугаться как следует и  были  скорее  изумлены,  чем  по-настоящему
напуганы происшедшим. К тому  же  мы,  Властелины  Экватора,  люди  не  из
робкого десятка и не привыкли испытывать страх, что бы там ни случилось.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.