Случайный афоризм
Дураки и безумцы - вот два разряда поклонников, которых писатель имеет при жизни. Э. и Ж.Гонкур
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

глазах его зажглись искорки, а уголки  губ  тронула  лукавая  улыбка,  как
будто в голову ему пришла очень забавная и остроумная мысль.
     - Впрочем, нет, я не прав. Кое-какой выбор у тебя  все  же  есть.  Ты
можешь официально признать Амадиса законным королем. Приняв  его  сторону,
ты тем самым внесешь раскол в стан недовольных и, возможно,  предотвратишь
гражданскую войну. Этим ты окажешь всем большую услугу.
     - А почему ТЫ этого не сделал? - спросил я.
     Брендон нахмурился и, немного помедлив, ответил:
     - Из принципа. Из упрямства. Может быть, из чувства долга.  А  еще  я
ненавижу Амадиса.
     - А я всегда был дружен с ним. И не хочу, чтобы мы стали врагами.
     - Тогда тебе придется признать его.
     - И вместе с ним выступить против тебя? Нет уж, уволь.
     - В таком случае ты должен встать во главе нашей партии.
     - Тоже нет. - Я покачал головой. - Если ты  собираешься  взвалить  на
мои плечи бремя лидерства, оставь эту затею. У меня и так забот полон рот.
Учти, что я не  только  нашел  Источник;  я  обнаружил  мир  с  устойчивой
цивилизацией Одаренных. Ты понимаешь, что это значит?
     Брендон  вдруг  остановился  как  вкопанный  и   устремил   на   меня
восхищенный взгляд.
     - Черт побери! Основание Дома!
     - Вот именно. Неужели ты думаешь, что я променяю эту почетную миссию,
на весьма  сомнительную  честь  свергнуть  с  отцовского  престола  нашего
сводного брата?
     Брендон опустил глаза и вздохнул.
     - Счастливый ты человек, Артур, - с немалой  долей  зависти  произнес
он. - Вечно тебе везет. Ты отправился туда, откуда возврата нет, но все же
вернулся, овладев неслыханным могуществом и обнаружив мир нашего предка, а
теперь собираешься основать там свой собственный Дом. На  двадцать  лет  у
тебя отшибло память, зато тебе выпало счастье  заново  прожить  детство  -
самую лучшую пору жизни. Ты потерял любимую женщину, но она оставила  тебе
прекрасную дочь, о которой любой другой отец может только мечтать...
     Теплота его тона, когда  он  заговорил  о  Пенелопе,  мне  совсем  не
понравилась.
     - Что у тебя с ней? - резко спросил я.
     Брендон покраснел, как провинившийся школьник. Лишь теперь я заметил,
что выглядит он довольно молодо,  только  напускает  на  себя  слишком  уж
респектабельный вид и оттого кажется старше.
     - Ну! - требовательно произнес я. - Отвечай же!
     - Ничего между нами нет, - совладав с собой, ответил  Брендон.  -  Мы
просто друзья. Старые добрые друзья.
     - И по старой дружбе собирались пожениться?
     - Ну... Это была плохая идея. К счастью, мы вовремя поняли это...  То
есть, первой это поняла Пенни, а потом уже я.
     - Но не сразу. Ты продолжал настаивать  на  этом  браке  даже  тогда,
когда Пенелопа передумала. Ведь правда?
     - Правда,  -  со  вздохом  подтвердил  Брендон.  -  Пенни  прелестная
девушка, и мысль о том, что  она  станет  моей  женой,  неожиданно  сильно
увлекла меня.  Пожалуй,  чересчур  сильно.  Но  это  было  лишь  временное
помрачение  рассудка.  -  Он  взял  меня  за  руку  и,  осмелев,  с  жаром
проговорил: - Поверь мне, Артур, ничего у меня с твоей дочерью не было. Мы
с Пенни только друзья, честное слово.  Я  отношусь  к  ней  как  к  родной
сестре, а она видит во мне только брата.
     - М-да, брата, - многозначительно произнес я.
     - Да, брата! - твердо сказал Брендон. - И то, что она согласилась  на
мое предложение, свидетельствует лишь о том, что она принимает мои  заботы
и проблемы близко к сердцу.
     - Очень близко, - заметил я. -  Так  близко,  что  даже  решилась  на
кровосмешение.
     - Уж лучше  кровосмешение,  чем  кровопролитие.  Именно  из  этого  я

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.