Случайный афоризм
Я полагаю, что обладать прекрасной душой для автора книги важнее, чем быть правым как можно чаще. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Бренда помрачнела и принялась нервно постукивать  костяшками  пальцев
по  столу.  Затем,  спохватившись,  сконфуженно  глянула  на  меня,  взяла
сигарету и  закурила.  Сделав  несколько  глубоких  затяжек,  она  наконец
произнесла:
     - Но ведь это одно и то же.
     Я удивленно приподнял бровь.
     - Прости, не понял.
     - Разве Пенни тебе ничего не говорила?
     - Почти ничего. Я знаю только то, что о вас  начали  распространяться
нелепые слухи, затем Брендон не поладил с Амадисом, и вы ушли из Дома.
     - Так оно и было, - подтвердила Бренда. -  Но  началось  все  гораздо
раньше, пожалуй, еще до нашего рождения.
     - Даже так?
     - Да. Ты ведь знаешь, что отец был не в восторге от Амадиса?
     - Знаю, - кивнул я. - Он считал, что Амадис слишком долго засиделся в
наследниках престола, чтобы стать  хорошим  королем.  Однажды  в  припадке
откровенности отец пожаловался мне, что сам испортил Амадиса,  внушив  ему
сильный комплекс неполноценности, подавив в  нем  свободную  инициативу  и
самостоятельность. Дескать, Амадис настолько привык быть на  побегушках  и
играть вторые роли, что вряд ли из него  получится  стоящий  монарх.  -  Я
сделал паузу и пытливо посмотрел на Бренду. - Так что, отец оказался прав?
     - На  все  сто,  -  безапелляционно  заявила  она.  -  Опасения  отца
полностью подтвердились, причем в самом худшем их варианте.  Амадис  очень
дурной король.
     Я развел руки, одновременно пожимая плечами в жесте слепой покорности
судьбе.
     - Увы, ничего не попишешь. Ведь следующим за Амадисом шел Александр -
а он был бы еще более дурным королем.
     - Александра давно сбросили со счетов, - возразила Бренда. - Да и  он
сам не желал иметь ничего общего с нашим Домом. Следующим был ты - но  ты,
к  сожалению,  чересчур  сильно  увлекся  Сумерками   и   стал   настоящим
Сумеречным, что совсем не нравилось детям Света.  Ты  открыто  исповедовал
Мировое Равновесие... а не тайком, как мы с  Брендоном.  В  общем,  ты  не
оправдал папиных надежд, и он вычеркнул тебя  из  списка  претендентов  на
трон.
     Наконец до меня дошло.
     - Ага! Стало быть, отец прочил Брендона в короли?
     Бренда кивнула.
     - Он принял это решение еще до того, как ты ушел в бесконечность.
     - Вот как? Странно. А я ничего и не знал.
     - В то время об этом знала только мама.  -  Бренда  несколько  секунд
помолчала, значительно глядя на меня. - Она  упорно  настаивала  на  твоей
кандидатуре, и из-за ее бескомпромиссной позиции  отец  долго  не  решался
объявить Брендона наследником престола.
     - Даже после моего исчезновения?
     - Даже после твоего исчезновения, - с расстановкой произнесла сестра,
видимо, в надежде, что я прочувствую свою вину. - Мама любила тебя больше,
чем всех нас вместе взятых, она принимала в штыки любые разговоры  о  том,
что ты, возможно, погиб...
     - Двадцать семь лет Основного Потока - срок небольшой, -  заметил  я,
скорее оправдываясь сам, нежели оправдывая Юнону.
     - При обычных обстоятельствах да, - не стала возражать Бренда.  -  Но
когда в последующие  три  года  вслед  за  тобой  отправляется  три  сотни
человек,  и  все  они,  как  один,  пропадают  безвести,  то   сам   собой
напрашивается вывод, что тебя уже нет в живых.
     - Наверное, ты права, - вынужден был согласиться я. - И когда же меня
официально признали умершим?
     - Шестнадцать лет назад.  Тогда  в  Пантеоне  был  установлен  пустой
саркофаг с твоим именем, состоялась траурная церемония,  а  отец  произнес
надгробную речь, в которой прямо заявил, что видел тебя своим преемником.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.