Случайный афоризм
Мне конец, как только я кончу сочинять, и это меня радует. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1562 году родился(-лась) Лопе Вега (де Вега)


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

никогда по-настоящему не верила, что ты погиб. Теперь есть надежда, что  и
другие, кто ушел вслед за тобой...
     - Нет! - чересчур уж резко перебил ее я, мучительно  гадая,  где  она
сейчас, есть ли в комнате с ней кто-то еще, а если есть, то кто. Будь  это
отец, он бы давно присоединился к нашему разговору. - Никакой надежды нет.
Чудес дважды к ряду не бывает - а то, что  я  остался  в  живых,  чудо  из
чудес. Даже если бы за мной последовало несколько  десятков  тысяч,  а  не
несколько десятков человек...
     - Их было несколько сотен, - уточнила Юнона. - Четыреста с небольшим.
     - Ого! - сказал я и с грустью подумал о том, сколько  же  среди  этих
безвинно загубленных душ было моих знакомых. - Но все равно вероятность до
ничтожного мала. Между Экватором и Истоками лежит не просто бесконечность,
их разделяет сущий ад. Наверняка они все погибли.
     - А ты...
     - Я родился в рубашке. У  меня  был  один  шанс  из  миллиарда,  и  я
использовал его. Мне неслыханно повезло,  но  я  никому  не  советовал  бы
испытывать судьбу, повторяя мою попытку. Это равнозначно самоубийству.
     - Но... А как же ты вернешься?
     Я загадочно улыбнулся.
     - За меня не беспокойся. Я - случай особый.
     В глазах Юноны вспыхнули огоньки.
     - Так ты нашел Источник?!
     Я поднял палец и поднес его к своим губам.
     - Об этом позже, мама. При личной встрече.
     - Да, да, конечно, - сказала Юнона, бросила быстрый взгляд куда-то  в
сторону и с легким вздохом добавила:  -  А  знаешь,  мы  уже  решили,  что
никаких Срединных миров и Истоков  Формирующих  не  существует,  что  Враг
придумал все это единственно для того, чтобы погубить самую  деятельную  и
неугомонную часть нашей молодежи.
     - Одно не исключает другого, - заметил я. - Весьма вероятно,  что  он
имел и это в виду. И, похоже, неплохо преуспел.
     - Твой отец был такого же мнения, - сказала мать. - Он  настаивал  на
возобновлении Рагнарека, считая, что этим  Враг  нарушил  Договор,  однако
главы большинства Домов не согласились с его доводами.
     Наверно,  я  еще  не  полностью  оправился  от  двойного  потрясения,
связанного с возвращением памяти и купанием в Источнике. Я опять тормознул
и далеко не сразу осмыслил услышанное. А потом...
     - Был!!! - ошарашенно воскликнул я. - Он БЫЛ?!
     Юнона сдержанно кивнула.
     - Да, Артур. Твой отец умер одиннадцать лет назад.
     Несколько секунд я переваривал это известие. Я не любил своего  отца,
короля Утера, и не был привязан к нему. Для меня он был  слишком  идеален,
слишком совершенен, чтобы я мог питать к нему какие-либо  теплые  чувства.
Мыслями он постоянно витал в заоблачных высях  и  был  не  от  мира  сего,
больше похожий на символ, на знамя, чем на живого человека. Утера называли
последним истинным рыцарем Порядка, он был самым ярым  и  последовательным
противником Хаоса во всем  Экваторе;  его  уважали,  им  восхищались,  ему
поклонялись и в то же время побаивались его. Я всегда гордился тем, что он
мой отец, но вспоминал о нем в основном лишь тогда, когда мне  нужно  было
назвать свое полное имя...
     И вдруг мне стало больно. Не знаю, почему. Психоаналитик  сказал  бы,
что дело здесь вовсе не в отце, а в матери, и, возможно, он был  бы  прав.
Во всяком случае, теперь я не хотел увидеть комнату за спиной Юноны и  еще
больше не хотел увидеть того, кто  в  этой  комнате  находился.  К  такому
повороту событий я не был готов.
     А еще... А еще... Сердце мое замерло и, казалось, остановилось.  Ведь
это еще не все!..
     - Мама, - скороговоркой выпалил я. - Что с Дианой?
     Судя по ее виду, Юнона ожидала  этого  вопроса.  Ровным,  бесцветным,
лишенным всякого выражения голосом она ответила:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.