Случайный афоризм
Писатель подобен раненой тигрице, прибежавшей в свое логовище к детенышам. Лев Шестов
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Будем надеяться, что это так, -  сказал  я.  -  Очень  хотелось  бы
верить, что все обойдется.
     - Вера, надежда, любовь... - Бренда сочувственно поглядела на меня  и
вздохнула. - Артур, я голодна. Пойдем перекусим.  Все  равно  в  ближайшие
час-полтора делать на здесь нечего.
     Я безразлично пожал плечами.
     - Как скажешь, сестричка.
     Мы спустились вниз и  прошли  в  кухню,  где  Бренда  в  один  момент
вскипятила воду в  чайнике,  приготовила  целый  кувшин  горячего  кофе  и
сделала десяток бутербродов с мясом, сыром и зеленью. Мы уселись за стол и
приступили к еде.
     Я быстро умял два бутерброда, запивая их  кофе,  потом  откинулся  на
спинку  стула  и  достал  из  кармана  сигарету.  Бренда  ела  с  отменным
аппетитом, а я молча курил, пил кофе и любовался  ею.  Без  сомнений,  она
была самой прелестной из моих сестер, родных  и  сводных,  даже  маленький
рост ничуть не портил ее, лишь выгодно подчеркивая ее красоту - хрупкую  и
изящную. Бренда не отличалась какой-то особенной женственностью, но у  нее
в избытке было то, что нравилось мне больше,  чем  женственность,  -  сила
духа и жизнелюбие.
     После четвертого бутерброда Бренда  поумерила  свой  гастрономический
пыл и спросила:
     - Ты давно вернулся?
     - Совсем недавно. Этот мир -  первый  из  Экваториальных,  который  я
посетил после своего отсутствия.
     Сестра взяла с тарелки пятый бутерброд,  с  сомнением  посмотрела  на
него, затем все же откусила небольшой кусочек.
     - Стало быть, - произнесла она. - Срединные миры существуют?
     - Да.
     - И Истоки Формирующих - вовсе не измышления Врага?
     Это был тот вопрос, которого я ожидал. До  того  как  Бренда  застала
меня работающим с компьютером и предложила мне свою помощь,  до  того  как
она посмотрела на меня своими невинными голубыми глазами, я не мог решить,
в какой степени ей доверять. Но ее взгляд пленил меня и  развеял  все  мои
сомнения. В детстве Бренда была моей любимицей, и спустя  двадцать  лет  я
продолжал испытывать к ней  глубокую  привязанность.  Сердце  подсказывало
мне, что я могу на нее положиться, что также я могу положиться на Брендона
и Пенелопу, и я был склонен прислушаться к голосу своего сердца. Если  вам
угодно, можете назвать это интуицией - она у меня отменная.
     - Истоки есть, - ответил я. - Факт их существования содержится в  той
информации, что я надиктовал тебе, а ты ввела ее вместо  исходных  посылок
Дианы.
     - Я это поняла.
     - Так почему же спрашиваешь?
     - Хотела, чтобы ты подтвердил это прямо  и  недвусмысленно.  Человеку
вообще свойственно  уточнять  уже  известное  вследствие  дурной  привычки
постоянно подвергать сомнению все и вся, даже собственные умозаключения. Я
называю это жаждой достоверности. - Бренда обворожительно улыбнулась. - Во
мне эта жажда особенно сильна; другими словами, я очень любопытна. И я  не
могу поверить до конца, что ты жив, пока не услышу от тебя рассказ о твоих
приключениях.
     - Но ведь я перед тобой, - с усмешкой заметил я.
     - Ты вполне можешь оказаться призраком.
     Я перегнулся через стол и чмокнул сестру в губы.
     - Видишь, я реален. Призраки не целуются.
     - Еще как целуются! - возразила Бренда.
     Мы оба рассмеялись.
     - Ну ладно, убедила, - сказал я. - Позже я обо всем расскажу, когда с
нами будут Брендон и Пенелопа. Вы услышите мою историю все вместе.
     Бренда кивнула и осторожно откусила от бутерброда еще кусочек.
     - Не советую, - затем произнесла она.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.