Случайный афоризм
Посулы авторов - то же, что обеты влюбленных. Бенджамин Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

они относились ко мне  лучше,  чем  к  другим  членам  нашей  семьи  -  за
исключением, разумеется, матери. Однако же, с тех пор как  мы  виделись  в
последний раз, прошло двадцать семь стандартных лет; когда я исчез, им шел
одиннадцатый год, и они, должно  быть,  сохранили  обо  мне  лишь  смутные
воспоминания. Тем не менее их радость была искренней, без  тени  фальши  и
притворства. Они действительно были счастливы видеть меня в полном здравии
- а я счастлив был видеть, как они радуются.
     Им было уже лет по сорок, но Бренда, следуя примеру  матери,  избрала
себе облик вечно юной девушки. Брендон выглядел постарше  и  посолиднее  и
вел себя соответственно.
     - Где ты пропадал, Артур? - спросил он.
     - Да, - сказала Бренда. - Что с тобой  приключилось?  Мама  говорила,
что у тебя была амнезия. Это так?
     Как и в случае с Пенелопой, я растерялся. Предварительно  прикидывая,
кому что говорить, я выпустил из виду  близняшек.  По  старой  привычке  я
думал о них, как о детях, которые удовольствуются сказкой о далеких мирах,
тридевятых Домах, о битвах со злобными  чудовищами  и  не  менее  злобными
колдунами, вступившими на путь Хаоса. Теперь я должен был решить, к  какой
категории отнести мою дочь,  Брендона  и  Бренду  -  максимальной  степени
доверия (дед Янус),  высшей  средней  степени  (кузен  Дионис),  умеренной
средней (мама  и  тетя  Помона),  низшей  средней  (брат  Амадис  и  главы
дружественных Домов) или  минимальной  (остальные  родичи  и  знакомые,  с
которыми я поддерживал нормальные отношения). Над этим мне  еще  следовало
хорошенько поразмыслить, а пока что придется  ограничиться  самыми  общими
фразами.
     - Это очень запутанная история... - начал я, но мои слова потонули  в
очередном раскате грома, таком сильном, что весь дом содрогнулся.
     Пенелопа спохватилась и дала команду механизмам  задвинуть  на  окнах
ставни.
     - Сейчас не время для разговоров, - сказал  я.  -  Тем  более,  таких
серьезных.
     - И то правда, - отозвался Брендон. - Мы и так чуть не опоздали.
     - А что вас задержало? - поинтересовалась Пенелопа.
     - К нам заявился один из  пациентов  Брендона,  -  объяснила  Бренда,
развязывая поясок халата. - Очень занудный  тип,  хронический  ипохондрик.
Никак не могли от него отделаться.
     Халат соскользнул с плеч сестры и упал к ее  ногам.  Она  осталась  в
купальнике, который, судя по  всему,  был  пошит  в  условиях  жесточайшей
экономии материалов.
     Брендон неторопливо скинул свой халат  и  аккуратно  повесил  его  на
спинку ближайшего стула.
     - Пенни, Артур, - сказала Бренда. - Что вы медлите. Вот-вот  начнется
ливень.
     - Да, да, конечно, - произнесла Пенелопа, бросила на  меня  смущенный
взгляд и скрылась в соседней комнате. Наверное, постеснялась раздеваться в
моем присутствии. В присутствии своего папочки...
     Посмотрев ей вслед, я скинул мантию, снял пояс со шпагой,  разулся  и
стал расстегивать пуговицы рубашки. Меня  охватило  приятное  предгрозовое
возбуждение, которое я не испытывал уже много-много лет.
     - Ты очень любишь грозу в Сумерках? - спросила Бренда, видя мою почти
детскую радость.
     - Обожаю! - с жаром ответил я. - За двадцать лет я так соскучился  по
горячим ливням, и у меня скопилось множество  несмытых  грехов.  Теперь  я
собираюсь наверстать упущенное.
     -  Однако!  -  произнес  Брендон.  -  Ты  выражаешься,  как  истинный
Сумеречный.
     - А я и есть Сумеречный. Наполовину - как и ты, кстати.
     Брендон усмехнулся и покачал головой.
     - Все-таки не зря тебя называют сыном Света, предпочитающим Сумерки.
     Я улыбнулся ему в ответ.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.