Случайный афоризм
Писать должен лишь тот, кого волнуют большие, общечеловеческие и социальные проблемы. Джон Голсуорси
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Смотрите описание http://potolok.org.ua/ у нас на сайте.
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Толком этого никто не знает. Но говорят,  что  Амадис  убедил  царя
Давида  в  пагубности  неукоснительной  экзогамии.  Он  вроде  бы   собрал
множество фактов и аргументированно доказал,  что  Дому  Израилеву  грозит
неминуемое вырождение, если не предпринять экстренных мер.  Так  оно  было
или как-то иначе, но Амадис женился на  Рахиль,  а  твоя  сестра  Каролина
вышла за Арама Иезекию, правнука Давида.
     Я во все глаза уставился на Пенелопу. Эта новость почему-то  потрясла
меня еще больше, чем предыдущая.
     - Каролина?! В Доме Израилевом?!
     - Странно, не так ли?
     - Еще бы! - Я никогда не питал нежных чувств к  моей  сводной  сестре
Каролине, она была чересчур холодна и заносчива, но сейчас я от всей  души
пожалел ее. Несладко ей приходится в Доме, где  ксенофобия  с  давних  пор
является  неотъемлемой  частью  семейной  идеологии.  -   Но   зачем   это
понадобилось Амадису?
     - Согласно одной из версий - чтобы  насолить  родственникам,  которые
заставили его жениться.
     - Но есть и другие предположения?
     - Да.
     - Какие?
     Пенелопа замялась. По всему видно было, что она снова хотела уйти  от
прямого ответа. Поняв это, я решил перевести разговор на другую тему и уже
начал было говорить, как вдруг умолк на полуслове и настороженно замер, до
предела обострив свое восприятие. Моя рука инстинктивно потянулась к эфесу
шпаги.
     - Что с тобой, Артур? - встревоженно произнесла Пенелопа.
     - Кто-то открыл выход из  Тоннеля,  -  шепотом  сообщил  я  и  поднял
указательный палец кверху. - Там, на втором этаже.
     - А! - Она облегченно вздохнула  и  усмехнулась.  -  Хорошее  у  тебя
чутье! Не беспокойся, это Брендон и Бренда. Легки на помине.
     - Ты пригласила их на встречу со мной?
     - Нет, я пригласила их еще до твоего прихода, когда начала собираться
гроза. Они обожают грозу в Сумерках.
     Между тем громовые раскаты раздавались уже над нашими головами.  Небо
вот-вот должно было прорвать.
     - Пенни! - послышался со второго этажа звонкий девичий голос.  -  Где
ты?
     Ему вторил другой голос, очень похожий на первый, но  на  пол  октавы
ниже:
     - Пенни, это мы.
     Пенелопа поднялась с кресла и крикнула:
     - Я здесь, в холле.
     Я тоже встал, и мы вместе прошли в центр комнаты,  чтобы  видеть  всю
лестницу, ведущую с холла на второй этаж дома. Спустя несколько секунд  на
верхней площадке появились две ладно скроенные фигуры, закутанные в  белые
пляжные халаты - парень и девушка, оба с льняными  волосами,  васильковыми
глазами и правильными  чертами  лица,  невысокие,  стройные,  поразительно
похожие друг на друга, только девушка была ниже ростом и изящнее.
     Некоторое время они стояли неподвижно, в  изумлении  глядя  на  меня.
Пенелопа с довольной улыбкой созерцала эту немую сцену.
     - Ну что ж, вот мы и встретились, - наконец сказал я. - Здравствуйте,
дорогие близняшки.
     Первой опомнилась Бренда. Она вихрем сбежала вниз и кинулась  мне  на
шею.
     - Артур! Братик!
     Следом за ней в холл спустился Брендон. Он крепко пожал  мою  руку  и
похлопал меня по плечу.
     - Я рад, что ты вернулся, брат, - с чувством произнес он. - Нам  тебя
очень не хватало.
     Честно говоря, я был растроган. Мне всегда нравились близняшки, да  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.