Случайный афоризм
Поэзия бывает исключительною страстию немногих, родившихся поэтами; она объемлет и поглощает все наблюдения, все усилия, все впечатления их жизни. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

без  друга,  вот  злые  языки,  которых  в   Солнечном   Граде   развелось
предостаточно, и треплют про них всякую чушь. Если хочешь знать...  -  Тут
Пенелопа запнулась и покраснела. - В общем, не так  давно  Брендон  просил
меня стать его женой.
     Не ад, так пекло, удрученно подумал я, час от  часу  не  легче.  И  с
замиранием сердца спросил:
     - Ну и что ты ответила?
     - Я  ему  отказала.  Брендон,  конечно,  хороший  парень,  и  он  мне
нравится, но это уже было бы чересчур: я - дочь тетки и племянника,  он  -
мой дядя и двоюродный брат... Словом, по мне и так много кровосмешения.
     - Это была единственная причина твоего отказа?
     - Пожалуй, что да. Ну, и еще я молода для замужества. Однако не стану
отрицать: не  будь  он  моим  близким  родственником,  я  бы  приняла  его
предложение. - Пенелопа немного помедлила, колеблясь, потом добавила: - Но
это еще не значит, что мы без ума  друг  от  друга.  Просто  у  нас  много
общего.
     Послышался отдаленный раскат грома.
     - Понятно, - сказал я. Странно, но я начинал ревновать  свою  дочь  к
родному брату. - Так, стало быть, Брендон и Бренда покинули Солнечный Град
из-за этих нелепых домыслов насчет их отношений?
     - Не совсем так. Кроме всего прочего, Брендон не поладил с Амадисом.
     - Что между ними произошло?
     - Это длинная история, - уклончиво ответила Пенелопа. - В ней до  сих
пор  осталось  много  неясного...  для  меня.  Лучше  расспроси  об   этом
кого-нибудь другого, ладно? Не обижайся, просто я не люблю сплетничать.
     - Хорошо, - уступил я. - Кстати, как там Амадис?
     - Да так себе. Царствует.
     В ее голосе не слышалось энтузиазма - что, впрочем, было естественно,
коль скоро она дружила с Брендоном, а Брендон поссорился  с  Амадисом.  И,
видимо, ссора была нешуточной, если уж Брендону  пришлось  покинуть  отчий
Дом.
     - Амадис не собирается жениться? - спросил я.
     - Уже, - коротко ответила Пенелопа.
     - Так он женился? - изумленно произнес я. Мне было трудно представить
Амадиса семейным  человеком.  В  моем  сознании  прочно  укоренился  образ
этакого убежденного холостяка, меняющего женщин вместе с постельным бельем
и упрямо не признающего брачных уз. Таким был  мой  сводный  брат  Амадис,
ныне - король Света.
     - Его заставили жениться, - сказала Пенелопа, видя мое  удивление.  -
Семейный совет постановил,  что  негоже  королю  быть  неженатым.  В  силу
некоторых обстоятельств Амадис не  мог  проигнорировать  волю  большинства
родственников и подчинился их решению.
     - И кого ему навязали в жены?
     - Ему никого не навязывали. Он сам выбрал себе жену, и выбор  его  не
без оснований претендует на звание самого громкого скандала века.
     - Ты меня заинтриговала, - сказал я. - Так кто же она, новая королева
Света?
     - Рахиль из Дома Израилева, младшая дочь царя Давида Шестого.
     Если  Пенелопа  хотела  меня  поразить,  то  ей  это,   без   всякого
преувеличения, удалось. Дети Израиля всегда  держались  особняком,  считая
свой Дом единственным истинным Домом, а себя - избранным  народом,  и  вот
уже невесть сколько тысячелетий заключали браки сугубо между собой.  Я  не
мог припомнить случая,  когда  бы  член  Дома  Израилева,  нарушивший  эту
традицию, не подвергся бы остракизму со стороны своих соотечественников. А
просить руки израильской принцессы, если ты не  еврей,  не  без  оснований
считалось самым верным  способом  нанести  глубочайшее  оскорбление  всему
Дому.
     - Ну и ну! - проговорил я, качая головой. - Что  ж  это  делается  на
белом свете, а? Нет, надо же!.. И как это удалось Амадису?
     Пенелопа пожала плечами.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.