Случайный афоризм
Настоящие писатели - совесть человечества. Людвиг Андреас Фейербах
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1562 году родился(-лась) Лопе Вега (де Вега)


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Послышалась суматошная возня, сопровождаемая шуршанием шелка,  как  я
догадался, постельного белья, звук быстрых шагов босиком по  ковру,  затем
туман расступился, и я увидел мою мать - такую же юную и прекрасную, как в
былые времена, в наспех запахнутом  халате,  со  всклоченными  волосами  и
заспанным лицом. Очертания комнаты за ее спиной расплывались, и я  не  мог
определить, где она находится и есть ли в этом помещении кто-нибудь еще.
     - Артур, ты жив? - радостно произнесла Юнона, протягивая ко мне руки.
Наверно, ей очень хотелось прикоснуться ко мне, погладить  меня  по  щеке,
потрепать мои волосы, убедиться, что я не призрак, что я  во  плоти...  Ее
пальцы натолкнулись на стекло по ту сторону  зеркала.  -  Артур,  малыш...
Какое счастье! Ведь я думала... - Голос ее сорвался, на  глазах  выступили
слезы. - Я думала,  что  потеряла  тебя...  что  больше  никогда  тебя  не
увижу...
     Сейчас она заплачет, подумал я, и сам готовый разреветься  как  малое
дитя. Я целую вечность не видел мою маму - а ведь я любил ее  больше  всех
на свете... после Дианы, конечно... и Дейрдры...
     - Меня долго не было? - совладав с собой, спросил я.
     - Почти двадцать  семь  лет,  -  всхлипывая,  ответила  Юнона.  -  По
стандартному времени, разумеется... Где ты пропадал, сынок? Я  места  себе
не находила, я... С тобой все в порядке?
     - Да, - растроганно ответил  я.  -  Как  видишь,  жив-здоров,  цел  и
невредим.
     Некоторое  время  мы  молча  смотрели  друг  на  друга  и   счастливо
улыбались. По нашим щекам катились слезы.
     - Ты разодет как шотландский барон, - наконец отозвалась Юнона.
     - Там, где я был, так принято, - ответил я.
     - А где ты был? Ты нашел Истоки?
     Ага! Это уже вопрос по существу. С сантиментами покончено,  теперь  к
делу.
     - А разве другие их не искали? - спросил я, уклоняясь от ответа.
     - Искали, но не нашли. Никто из последовавших за тобой до сих пор  не
вернулся. - Юнона погладила стекло на уровне моего лица. - Сыночек, милый,
почему тебя так долго не было? Если бы ты знал,  как  я  горевала...  Ведь
тебя уже похоронили; решили, что ты погиб вместе с остальными.
     - Мне повезло, - сказал я. - Мне посчастливилось уцелеть.
     Юнона пододвинула к себе стул, возникший из тумана за  ее  спиной,  и
присела, не сводя с  меня  нежного,  умиленного  и  немного  укоризненного
взгляда.
     - Артур, малыш, почему ты не дал знать о себе раньше? Я вся извелась,
ожидая от тебя весточки.
     - Я не мог, мама. Я не помнил, кто я такой. У  меня  начисто  отшибло
память.
     - Ах! - сказала Юнона, прижав руки к груди.
     - Только недавно я вспомнил о себе, - продолжал я. - И вот  сразу  же
связался с тобой.
     Юнона всхлипнула.
     - Ты всегда был хорошим сыном, Артур. Самым лучшим, самым... самым...
     - Я тоже люблю тебя, мама, - сказал я. - Очень люблю.
     Юнона тихо заплакала, и я умолк, давая ей отвести душу.
     Впрочем, умолк я не только поэтому. С некоторым  опозданием  до  меня
дошло то, что было очевидно с самого  начала  нашего  разговора.  Судя  по
словам матери (двадцать лет с  небольшим  к  двадцати  семи),  коэффициент
замедления в мире, где я жил,  был  приблизительно  равен  1,35  Основного
Потока. Едва уловимые искажения в голосе Юноны свидетельствовали  о  малой
разнице коэффициентов, самое большее в одну десятую, тогда как для Царства
Света этот  коэффициент  составляет  0,92,  то  есть  имело  бы  место  не
замедление времени, а его ускорение. В связи  с  этим  у  меня  зародились
кое-какие смутные подозрения, и я тревожно взглянул на мать,  которая  уже
немного успокоилась и взяла себя в руки.
     - Я так счастлива, сынок,  -  проговорила  она,  утирая  слезы.  -  Я

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.