Случайный афоризм
Пусть лучше меня освищут за хорошие стихи, чем наградят аплодисментами за плохие. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

излечить меня от боли и тоски по утраченной любви, только с ней  я  обрету
покой и счастье...
     Я  смотрел  на  Дейрдру  и  никак  не  мог  заставить  себя  уйти  не
попрощавшись. Я терпеть не могу душераздирающих сцен расставания,  но  это
было выше моих сил - покинуть ее, не унося на своих губах вкус ее губ,  не
согретый теплотой и лаской ее тела... Я торопливо скинул с себя  одежду  и
забрался под одеяло. Еще не проснувшись окончательно, Дейрдра инстинктивно
прильнула ко мне и ответила нежностью на мою страсть.
     Потом мы лежали рядом. Время от времени я  целовал  ее  в  губы  и  с
грустью думал о неизбежной разлуке и предстоящей мне дальней дороге.
     - Любимая, - сказал я. - Помнишь,  ты  просила,  чтобы  я  при  любых
обстоятельствах оставался все тем же милым и хорошим парнем.
     - А что?
     - Я такой же, как прежде, Дейрдра. И всегда буду таким.
     Ее глаза широко раскрылись.
     - Ты... Ты вспомнил?
     - Да, я все вспомнил. И я люблю тебя.
     Дейрдра крепче прижалась ко мне. Я зарылся лицом в ее густых душистых
волосах.
     - Расскажи о себе, - попросила она. - Кто ты, откуда.
     Я поведал ей о Царстве Света и о Солнечном Граде, о Рассветных мирах,
которыми правит наш Дом, о мирах молодых,  неспокойных,  бурлящих  жизнью,
переполненных энергией. Я рассказал о Стране Вечных Сумерек,  родине  моей
матери, которую любил больше отчего Дома,  о  мире,  где  постоянно  царит
осень, где огромное красное солнце неподвижно висит над горизонтом, одевая
в багрянец облака в дневной части неба, о молчаливых оранжевых рощах,  где
я любил бродить  в  одиночестве,  о  величественном  и  прекрасном  городе
Олимпе,   находящемся   на   вершине   одноименной   горы,    о    дедовом
Замке-на-Закате, громадном и немного  мрачноватом,  о  самом  деде  Янусе,
который уже давно потерял счет прожитым векам и пережитым женам и исчислял
свое потомство сотнями душ...
     - А тебе сколько лет? - спросила Дейрдра.
     Я ждал этого вопроса, и ответ на него был  у  меня  готов.  Я  сказал
чистую правду:
     - Я еще очень молод. Когда меня угораздило попасть в  эту  переделку,
мне лишь недавно исполнилось тридцать четыре  стандартных  года,  хотя  по
собственному времени мне было лет на пять-шесть больше.
     - Значит, сейчас тебе около шестидесяти?
     -  Да.  Но  точно  сказать  не  могу,  потому  что  время  -   весьма
относительное понятие. Кое-кто из Властелинов  постоянно  носит  при  себе
специальный таймер, но я всегда считал это излишним. Какой прок  от  того,
что будешь знать, сколько точно оттикали твои биологические часы.
     - Да уж, - горько вздохнула Дейрдра. - Тебе незачем это  знать.  Пять
или шесть лет - какая разница для  тебя,  бессмертного.  Ты  вечно  будешь
молодым, а я... В твои годы я превращусь в старую развалину.
     Я рассмеялся и перевернулся на спину, сжимая ее в своих объятиях.
     - Ошибаешься, малышка! - радостно сообщил я. - Ты навсегда останешься
такой же юной и прекрасной, как сейчас. Клянусь Митрой и Зевсом-Юпитером!



                                    3

     Я снова шел вдоль спокойного ручья, ступая по густой оранжевой траве.
Справа от меня начинался лес,  слева,  в  дневной  части  неба,  затянутой
облаками,  горело  зарево  вечного  заката;  между  сизо-багряными  тучами
пробивался  свет  огромного  красного  солнца.  Ветер,  дувший  с  дневной
стороны, принес с собой жару и духоту, моросил теплый  дождь.  Градусах  в
тридцати-сорока  справа  от  направления  в  день  над  самым   горизонтом
клубились тяжелые свинцовые тучи, с каждой минутой поднимаясь все  выше  и

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.