Случайный афоризм
Роман, прожитый каждым индивидом, остается более грандиозным произведением, чем любое из произведений, когда-либо написанных на бумаге. Виктор Франкл
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

и динамичными; они поражали  воображение,  приводили  в  восторг,  вселяли
ужас. Тщательная проработка всех деталей, вплоть  до  самых  мельчайших  и
незначительных, едва  заметных  взгляду,  создавали  впечатление  внезапно
застывшей в движении реальности, готовой в  любой  момент  снова  ожить  и
сойти со стен, заполнив собой все пространство...
     Я стряхнул с себя  наваждение  и  передернул  плечами.  Зрелище  было
настолько  жутким  и  отвратительным,  что  казалось  в   высшей   степени
прекрасным. Да, будь  я  издателем,  то  обеими  руками  ухватился  бы  за
возможность использовать фрагменты этой росписи в качестве  иллюстраций  к
Данте Алигьери.
     - Чертоги Смерти, - сказала Юнона. - Преддверие Ада.
     Я лишь молча кивнул в ответ, так как и сам догадался об этом.  Прежде
я никогда не бывал в Чертогах Смерти, но хоть единожды услышав о них,  уже
ни с чем их не спутаешь.  Другого  такого  места,  пожалуй,  нет  во  всей
вселенной. Согласно поверью,  здесь  души  умерших  грешников  представали
перед Нечистым, следуя в Хаос, однако я в это не верил. Я разделял  мнение
тех, кто считал, что Чертоги Смерти были воздвигнуты Врагом уже после  его
поражения  в  Рагнареке,   чтобы   произвести   должное   впечатление   на
победителей, как бы в попытке взять моральный реванш.  Именно  здесь,  под
пристальными взглядами чертей, мучающих на фресках грешников, был подписан
Договор о падении Домов  Тьмы,  по  которому  Хаос  признавал  победу  сил
Порядка и Равновесия и отказывался от каких-либо претензий  на  влияние  в
Экваторе.
     Пол в центре помещения вдруг вздыбился, разверзся, из образовавшегося
отверстия вырвались языки красного пламени, и в клубах черного дыма возник
вытесанный из гранита трон, на котором восседал могучий великан с длинными
золотистыми волосами, сильно смахивавший на грозного и воинственного  бога
из скандинавских мифов.
     Языки пламени исчезли, дыра в полу затянулась, дым рассеялся, но трон
продолжал парить в воздухе.
     - Приветствую тебя, Юнона, дочь Януса, королева Света!  -  загрохотал
под сводами Чертогами голос "скандинавского божества". -  Я  рад,  что  ты
приняла мое приглашение.
     Это был Враг (или Нечистый, Князь Тьмы, Сатана, Аримана - как его еще
называли) собственной персоной. Честно говоря, я ожидал увидеть хвостатого
и рогатого сатаноида с пятаком  вместо  носа  и  раздвоенными  копытами  -
именно в таком облике он явился много лет назад  на  подписание  Договора,
венчавшего завершение Рагнарека. Мой сводный брат Амадис рассказывал,  что
тогда молодые Властелины славно  повеселились,  переловив  чертят  из  его
свиты и шутки ради привязав их друг к другу хвостами. Жаль, что в то время
меня еще не было на свете.
     В ответ на  громогласное  приветствие  Юнона  смерила  Врага  ледяным
взором.
     - Оставь свои дешевые фокусы, Князь Тьмы, - резко произнесла она. - И
не смей сидеть в моем присутствии.
     Златовласый гигант проворно соскочил на пол. Опустевший трон штопором
ввинтился в потолок и исчез без следа.
     - Ты груба и надменна, королева, - заметил Враг. - А впрочем, что еще
можно ожидать от отпрысков Дома ренегатов. Твоя спесь  порождена  чувством
вины - ведь в прежние времена Сумеречные были лояльны к Хаосу.
     -  Равно  как  и  лояльны  к  Порядку,  -  сказала  Юнона.  -  Мы  не
поддерживали  и  никогда  не  поддержим   ни   одну   из   стихий   в   ее
экспансионистских устремлениях. Сумеречные  привержены  принципу  Мирового
Равновесия; для нас все едино - что Порядок,  что  Хаос,  -  мы  в  равной
степени не  приемлем  претензий  ни  того,  ни  другого  на  господство  в
Экваторе.
     Враг покачал головой.
     - В своей неслыханной дерзости вы, жалкие людишки,  восстаете  против
непреложных законов бытия. Можно понять тех,  кто  цепляется  за  прошлое,
почитая  Порядок;  достойны  уважения  гонимые  ныне  провидцы  грядущего,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.