Случайный афоризм
Спокойная жизнь и писательство — понятия, как правило, несовместимые, и тем, кто стремится к мирной жизни, лучше не становиться писателем. Рюноскэ Акутагава
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

его памяти какие-то смутные образы,  настолько  смутные,  что  он  не  мог
понять их значение. Тем  не  менее  в  них  было  что-то  очень  знакомое,
мучительно-узнаваемое, близкое  и  родное,  бредящее  душу,  приводящее  в
смятение рассудок... - Что за чушь!  -  настойчиво  повторил  он.  -  Утер
Пендрагон был отцом короля Артура.
     - То был другой Утер, твой предок по линии отца. А  твою  мать  зовут
как языческую богиню - Юнона. Юнона из Сумерек.
     Юнона! Мамочка!..
     Голова Кевина разболелась не на  шутку.  Он  сжал  ладонями  виски  и
протяжно застонал:
     - Великий Митра!
     - Вот именно, - отозвалась Дейрдра.
     - Что? - спросил Кевин. - Что - вот именно?
     - Ты сказал: "Великий Митра".
     - Да? - удивился Кевин и  тут  же  вспомнил,  что  действительно  это
сказал. - Да, - произнес он уже с утвердительной интонацией.  -  Так  я  и
сказал. Не понимаю, с какой стати...
     - Зато я понимаю. Это лишь подтверждает мою правоту.  Король  Утер  -
наш Утер - был ярым почитателем бога Митры, Князя Света. Его  сын,  король
Артур,  хоть  и  был  крещен,  не  без  оснований  подозревался  в  тайной
приверженности культу Митры. Вот и ты, их потомок...
     В этот момент голова Кевина  будто  раскололась  от  нового  приступа
адской боли. Он  вскрикнул,  свет  в  его  глазах  померк,  и  он  потерял
сознание.
     Очнувшись, Кевин обнаружил себя лежащим  в  постели.  Боль  прошла  и
напоминала о себе лишь легким ознобом,  полной  опустошенностью  мыслей  и
чувств, слабостью во всем теле.
     Чья-то рука бережно вытерла с его лба испарину. Кевин повернул голову
и увидел рядом с собой Дейрдру. Ее большие изумрудные  глаза  смотрели  на
него виновато и с беспокойством.
     - Извини, дорогой,  -  сказала  она.  -  Сегодня  я  много  выпила  и
сболтнула лишнее. А ведь ты предупреждал, что не должен ничего знать, пока
сам не вспомнишь.
     - Я предупреждал? Когда?
     - Помнишь, ты дал согласие, чтобы Колин загипнотизировал тебя?
     - Да, помню.
     - Тогда-то он и пробудил твою прежнюю память. Ты немного рассказал  о
себе, расспросил о своей нынешней жизни, потом велел ему все забыть и  сам
забыл обо всем.
     - Что я еще рассказал? - спросил Кевин, с тревогой и трепетом ожидая,
что вот-вот у него снова разболится голова.
     К счастью (или, быть может, к сожалению), этого не случилось.
     - Не очень много, - ответила  Дейрдра.  -  Как  я  уже  говорила,  ты
сообщил, что зовут тебя Артур, ты принц из Дома Света, твой  отец  -  Утер
Пендрагон, мать - Юнона из Сумерек, а король Артур из  Авалона  был  твоим
прадедом - отцом твоего деда Эмриса, чьим сыном был твой отец Утер.
     Теперь слова Дейрдры, хоть и находили живой отклик в его сердце,  уже
не вызывал мучительной боли в голове. Кевин чувствовал себя так, точно ему
рассказывали о событиях его детства, которых он совершенно не помнил, зная
однако, что они происходили в действительности.
     - А дальше?
     - Дальше ты сказал, что превратился в грудного младенца,  потому  что
пересек бесконечное число  миров...  Знаешь,  монсеньор  Корунн  Мак  Конн
утверждает,  что  наш  мир  не  единственный  сущий,  что   бог   сотворил
неисчислимое множество разнообразных миров. Кое-кто  считает  его  взгляды
ересью, но, оказывается, он прав.
     - Да, да, конечно, - согласился Кевин. - Однако продолжай.
     - Еще ты говорил о Враге, Нечистом, также ты называл  его  Хранителем
Хаоса и Князем Тьмы. Ты говорил, что многие считают его дьяволом,  но  сам
ты так не думаешь.  Ты  упоминал  о  Рагнареке,  о  Мировом  Равновесии...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.