Случайный афоризм
Поэт - властитель вдохновенья. Он должен им повелевать. Иоганн Вольфганг Гёте
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

толчок в спину  (не  в  упрек  маме  будет  сказано,  я  проделал  бы  это
значительно мягче),  и  нас  понесло  вдоль  Меридиана  к  нижнему  полюсу
существования - к Хаосу.
     Перед нами и  вокруг  нас  с  калейдоскопической  быстротой  менялись
картины разных миров. Ослепительно-белое солнце  Царства  Света  приобрело
золотистый  оттенок,  цветущие  сады,  величественные   башни   и   купола
Солнечного Града, мелькнув на  мгновение,  исчезли,  уступив  место  диким
тропическим джунглям... Солнце порозовело, а над зарослями будто  пронесся
ураган,  сметая  все  на  своем  пути,   и   осталась   только   выжженная
потрескавшаяся земля... Розовый оттенок светила  сменился  красным,  землю
покрыла километровая толща воды... Солнце  еще  больше  покраснело,  океан
отступил,  обнажая  песчаную  равнину...  Солнце  превратилось  в  большой
красный диск, похожий на дневное  светило  Истинных  Сумерек...  Диск  все
разрастался и разрастался...
     Мы уже оставили позади Экваториальный  Пояс,  единственное  место  во
вселенной,  где  существуют  все  условия  для  возникновения  и  развития
нормальной полноценной жизни; близость к  полюсам  мироздания,  Порядку  и
Хаосу, порождает дисбаланс бытия, убивающий все  живое  -  за  исключением
нас,  Властелинов  Экватора,   людей   не   совсем   обычных,   обладающих
наследственным даром повелевать силами, да еще полуживых  существ,  зомби,
рожденных Порядком или Хаосом.
     Между тем солнце  продолжало  увеличиваться  в  размерах,  приобретая
зловещий кровавый оттенок, и вскоре заняло добрую  четверть  бледно-серого
неба. Вокруг нас простиралась бескрайняя оранжевая пустыня, хилый  ветерок
изо  всех  своих  крохотных  сил  изредка  подымал  в  разреженный  воздух
небольшие  тучки   песка,   кое-где   виднелись   гладкие,   отшлифованные
миллиардами  прошедших  лет  скалистые  выступы.  Это  был  необитаемый  и
ничейный мир из группы Полярных миров Хаоса; мир, близкий к  той  незримой
черте, за которой начинается тепловая смерть вселенной...
     - Держись! - крикнула мне Юнона, и нас снова окутала фиолетовая мгла.
     Меня  дернуло,  тряхнуло,   потом   закружило   с   умопомрачительной
скоростью, к горлу вновь подступила  тошнота,  а  к  довершению  ко  всему
что-то сильно ударило меня под  дых,  и  лишь  отчаянным  усилием  воли  я
заставил себя не скрутиться в бараний рог - но на  несколько  долгих,  как
вечность, секунд дыхание у меня все же перехватило. Да,  путешествовать  с
моей матушкой по Тоннелю не мед! Для того,  чтобы  безропотно  снести  все
это, требуется включенная на полную  мощность  сыновья  почтительность.  Я
никогда прежде не пересекал Грань  Хаоса,  но  был  уверен,  что  смог  бы
обойтись без такой соматической встряски.
     Мы пронеслись сквозь океан бушующей энергии и нырнули в пространство,
которое  опровергало  все  эвклидовы  представления  о  перспективе.   Мир
нелинейных и непостоянных во времени законов, мир  парадоксов,  абсурда  и
безумия, мир сумасшедшей геометрии и шизофренической логики...
     Желудок  мой  снова  взбунтовался,  когда  мы  на  огромной  скорости
пересекли область, где геодезические расходились веером, искажая не только
перспективу, но и наши тела. Не знаю, что чувствовала при этом Юнона, но у
меня было такое ощущение, словно я вывернут наизнанку.
     Откуда не возьмись, перед нами возникла каменная глыба. Я не на шутку
испугался, что мы сейчас врежемся в нее, однако  в  последний  момент  она
внезапно раскрылась, подобно бутону розы в ускоренном фильме, и  поглотила
нас целиком.
     Посадка была довольно мягкой, и после всех  маминых  фортелей  я  был
приятно удивлен,  ибо  ожидал  худшего.  Мы  оказались  в  помещении,  где
геометрия была более или менее нормальной, во всяком случае стабильной. Ни
окон, ни дверей видно не было; свет излучал пол,  выложенный  разноцветной
мозаикой. Все стены и сводчатый  потолок  сплошь  были  покрыты  фресками,
изумительные по своей красоте и жуткими  по  содержанию.  Они  производили
столь сильное  впечатление,  что  даже  такому  неискушенному  в  живописи
дилетанту, как я,  было  совершенно  ясно,  что  вышли  они  из-под  кисти
великого мастера. Изображенные на фресках сцены были яркими, убедительными

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.