Случайный афоризм
Поэт - это та же женщина, только беременная стихом. Бауржан Тойшибеков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

сплетников.
     - Прошу прощения, ваше преосвященство, -  пробормотал  обескураженный
Кевин, мысленно ругая себя за бестактность. - Я не хотел...
     - Вам не за что извиняться, сын мой.  Ваше  любопытство  в  отношении
меня так же естественно, как и мое - в отношении вас. К тому же  мне  грех
жаловаться на судьбу, я ни  в  коей  мере  не  чувствую  себя  обделенным.
Господь Бог наш в великой благости своей  даровал  мне  способность  порой
видеть и чувствовать то, что недоступно другим, даже самым  могущественным
магам.
     - И это ваше чутье говорит вам, что я  из  другого  мира?  -  спросил
Кевин, сочтя за благо вернуться к прежней теме.
     - Да, со всей определенностью. Вчерашний день был  великим  днем  для
меня... - Архиепископ на секунду умолк. - Да простит меня Бог, ведь  вчера
умер король... Но  именно  вчера  я  впервые  увидел  вас  и  окончательно
убедился, что иные миры существуют в действительности, а не только в  моем
воображении.
     Кевин промолчал, так как не знал, что и сказать. В словах  прелата  о
множественности миров было что-то щемяще-знакомое,  волнующее,  как  тихие
звуки колыбельной, которую в детстве пела ему мать - красивая темноволосая
женщина с большими карими глазами. Ее звали...
     Что за чушь! Как он может помнить свою мать?!  Ведь  ему  было  всего
лишь полгода, когда... Вдруг сердце Кевина учащенно забилось, пульс бешено
застучал в висках, а голова будто  раскололась  от  острой,  пронзительной
боли. Кевин чуть не закричал...
     Боль отпустила его так же  внезапно,  как  и  пришла  к  нему.  Кевин
украдкой вытер со лба испарину, затем обтер о камзол вспотевшие  ладони  и
покосился на архиепископа. Углубленный в собственные мысли  монсеньор  Мак
Конн, видимо, не обратил внимания на его странное поведение.
     Они как раз подошли к двери покоев, некогда принадлежавших лорду Шону
Майги, а ныне отведенных под жилье его приемному сыну. Кевин замедлил шаг.
     - Ваше преосвященство, - сказал он. - Разрешите откланяться.
     Архиепископ остановился и смерил его проницательным взглядом.
     - Сын мой, я чувствую, что в вас сокрыто большое могущество, хотя  вы
сами еще не осознаете его. Наш юный король затеял опасное предприятие, и я
не считаю себя  вправе  отговаривать  его  или  же  напротив  -  поощрять.
Пообещайте мне, что завтра во время церемонии вы сделаете все, что в ваших
силах, дабы помочь ему.
     - Обещаю, - сказал Кевин. - Я сделаю все, что смогу.
     - Тогда до встречи, мой герцог, - произнес архиепископ,  благословляя
его. - Да хранит вас Господь.
     Кевин  проводил  молодого  владыку  долгим  взглядом.  Сама  личность
архиепископа, который  в  свои  годы  достиг  такого  высокого  положения,
вызывала у Кевина живой интерес, а речи  прелата  и  вовсе  потрясли  его.
Почему-то Кевин был уверен,  что  догадка  архиепископа  относительно  его
происхождения верна. В тот момент, когда он ощутил боль, на него  снизошло
мгновенное озарение, подобное вспышке молнии во время грозы летней  ночью.
На какую-то долю секунды Кевин увидел, что скрывалось от него в  кромешной
тьме, но озарение  длилось  недостаточно  долго,  чтобы  увиденное  успело
запечатлеться в памяти. И все же волнение, охватившее его, было отнюдь  не
беспричинным. Определенно, он что-то знал... Но что? И откуда?
     Несколько минут Кевин простоял у своей двери,  надеясь,  что  видение
вновь  посетит  его.  Но  сколько  он  не  напрягался,  ничего  с  ним  не
происходило, и в конце концов он оставил свои попытки и решил до  поры  до
времени выбросить случившееся из головы.
     Открыв ключом дверь покоев, Кевин  вошел  внутрь,  миновал  пустую  и
темную переднюю и оказался в просторной прихожей, залитой сумрачным светом
недавно взошедшей луны. Большое окно, выходившее на балкон, было задернуто
полупрозрачной занавеской, на которой вырисовывался мужской силуэт.
     Рука Кевина потянулась  к  висевшей  на  его  поясе  шпаге.  Он  тихо
подкрался к приоткрытой двери балкона и выскользнул наружу.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.