Случайный афоризм
Мы не знали, что стихи такие живучие. Анна Ахматова
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

поправил берет на голове и смахнул с мантии невидимые пылинки. - Ну вот, я
готов.
     Юнона подступила ко мне, чуть наклонила мою голову, встала на цыпочки
и поцеловала меня в лоб.
     - Для матери все дети дороги, - сказала она. - Но для меня ты  всегда
был дороже других, Артур... Хотя мне не следовало говорить тебе это.
     - Я и так это знаю, мама, - ответил я.


     Мы спустились на лифте в глубокое подземелье дворца,  где  прекращали
свое   действие   защитные   чары,   намертво   блокировавшие   доступ   к
Тоннелю-меж-Мирами, и очутились в  просторном  помещении,  выдолбленном  в
толще  скалы.  Это  был  Зал  Перехода,  специально  предназначенный   для
сообщения с другими мирами, поскольку весь Солнечный Град, не говоря уж  о
королевском дворце, был надежно  заблокирован  от  непрошенных  вторжений.
Такие меры предосторожности представлялись излишними и причиняющими  массу
неудобств в  наше  мирное  время,  однако  в  прошлом,  когда  Домов  было
значительно больше, и  они  враждовали  между  собой,  подчас  даже  этого
оказывалось недостаточно.
     Мы направились в дальний конец зала,  где  вряд  располагались  Арки,
установленные исключительно для удобства ориентации входящих  и  выходящих
из Тоннеля. Под неровным потолком, подпираемым многочисленными готическими
колоннами, парили в воздухе  светящиеся  шары,  заливая  помещение  ровным
серебристым светом;  то  и  дело  перед  нами  вспыхивали  предупреждающие
надписи:  "Проверьте,  имеются  ли  при  вас  детонирующие  вещества   или
радиоактивные  материалы",  "Внимание!  Даже  остаточная   радиоактивность
чревата  катастрофическими  последствиями",  "Будьте  осторожны!  Еще  раз
проверьте..." - и так далее.
     Вооруженные  гвардейцы,  охранявшие  Зал,   при   нашем   приближении
вытягивались по стойке смирно и нарочито громко бряцали оружием.  По  пути
нам встретилась группа дворян, возвращавшихся с какого-то  незначительного
торжества в Доме Теллуса. Они приветствовали нас почтительными  поклонами;
Юнона, как  обычно,  расточала  свои  сногсшибательные  улыбки  направо  и
налево.
     Мы подошли к ближайшей Арке и уже собирались вступить  под  нее,  как
вдруг почувствовали знакомое сопротивление и остановились. Под Аркой перед
нами возникло слабое свечение,  бледно-голубые  молнии  мгновенно  соткали
полупрозрачный мерцающий человеческий силуэт, который еще через  мгновение
обрел живую плоть. В проеме появилась та, которую  я  меньше  всего  хотел
сейчас видеть (после брата  Александра,  конечно),  моя  тетушка  Минерва,
мамина сводная сестра, противная старая мегера, которая любила совать свой
длинный  нос  во  все  мои  дела  и  отравляла   мне   жизнь   в   дедовом
Замке-на-Закате и в поднебесном городе  Олимпе,  где  я  проводил  гораздо
больше  времени,  чем  в  Солнечном  Граде.  Кстати  сказать,   я   всегда
предпочитал отцовскому Царству Света родину моей матери  -  Страну  Вечных
Сумерек (название Олимпия мне не нравится, и я не буду  его  употреблять);
всю свою сознательную жизнь я чувствовал себя в большей  мере  Сумеречным,
нежели Светозарным, что  расценивалось  многими  моими  родственниками  со
стороны отца, как проявление  потенциально  опасной  нелояльности  к  Дому
Света. Впрочем, сейчас отношения между двумя одинаково родными мне  Домами
были союзническими  и  даже  дружественными,  о  чем  свидетельствовало  и
появление здесь Минервы без предварительного извещения о своем визите.
     Материализовавшись, тетушка сделала шаг в нашем направлении, сердечно
улыбнулась моей матери, а меня  наградила  одной  из  самых  гадких  своих
ухмылочек.
     - Юнона, Артур! Вы уходите?
     - Увы, сестра, - ответила мать. - Не очень удачное время ты  выбрала,
чтобы навестить нас.
     - Знаю. - Опять гадкая ухмылочка, адресованная мне. - Отец рассказал.
Вот уж не думала, что Враг так скоро затребует к себе Артура.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.