Случайный афоризм
Хорошие стихи - это успех, плохие - стихийное бедствие. Гарри Симанович
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ваше величество, я скорблю вместе с вами.
     Колин миновал толстяка, не удостоив его  даже  взглядом.  Кевин  тихо
спросил у шедшего рядом Моргана Фергюсона:
     - Что это за нахальный тип?
     - Бран Эриксон, барон Ховел, - ответил Морган. - Слыхал о таком?
     Кевин чуть не споткнулся  от  неожиданности.  Невольно  созданный  им
образ грозного и безумного чародея, сумасшедшего маньяка-убийцы, вступил в
вопиющее противоречие с действительностью, и на мгновение в голове  Кевина
все перемешалось. Этот толстяк с румяными щечками, эта жалкая  пародия  на
мужчину, это бесполое создание...
     - Так это и есть тот самый Бешеный барон?  -  прошептал  он,  немного
оправившись от потрясения.
     - Да, тот самый. Очень, очень опасный человек... - Рослый рыжеволосый
Морган искоса глянул на него своим зеленым кошачьим глазом  и  добавил:  -
Особенно для тебя, Кевин Мак Шон.


     Миновав анфиладу комнат, они оказались  в  просторном  кабинете,  две
глухие стены которого  были  до  самого  потолка  уставлены  стеллажами  с
книгами. Пол кабинета был устлан огромным персидским ковром,  между  двумя
завешенными тяжелыми красными шторами окнами стоял огромный дубовый стол с
десятком встроенных в него ящиков. Стол находился на расстоянии двух шагов
от стены, а на стене, над обитым коричневой кожей креслом  висел  большой,
написанный в ярких, жизнерадостных тонах портрет Дейрдры  в  полный  рост.
Она была одета в прелестное платье цвета морской волны,  держала  в  руках
букет васильков и ослепительно улыбалась вошедшим.
     Сопровождавший господ слуга зажег  свечи  в  канделябрах  и  замер  в
ожидании дальнейших распоряжений. Колин кивком отпустил его, затем обогнул
стол и расположился в кресле под портретом Дейрдры.
     Когда слуга удалился, Морган Фергюсон  проверил,  хорошо  ли  закрыта
дверь, и быстро сотворил чары против подслушивания. Тем временем Алан  Мак
Кормак и Эрик Маэлгон заняли два удобных кресла по обе  стороны  стола,  а
Кевину с Морганом пришлось довольствоваться  жесткими  стульями,  которые,
по-видимому, использовались главным образом для доставания книг с  верхних
полок.
     - Опять стащили, - сказал Морган, нарушая  неловкое  молчание.  Кевин
догадался, что речь идет о мягких креслах. - Безобразие!
     - Голову оторву тому, кто это  делает!  -  чересчур  резко  и  громко
произнес Колин. Сконфузившись, он понизил голос  и  уже  значительно  тише
продолжал: - Боюсь, мне все-таки придется врезать дополнительный замок, не
то вскоре унесут и стол со всем его содержимым.
     - Вскоре этот стол со всем содержимым  будет  в  другом  кабинете,  -
отозвался Алан Мак Кормак. - В вашем новом кабинете, государь.
     Колин поморщился.
     - Прекрати! Следующий же, кто назовет меня здесь государем, вылетит в
окно. Это касается и тебя, Кевин Мак Шон. Я хочу, чтобы  оставались  люди,
мои друзья, которые в неофициальной обстановке обращались  бы  ко  мне  по
имени.
     - Это совсем не  по-королевски,  -  заметил  Морган,  как  показалось
Кевину, с легкой иронией.
     - Ну и плевать, что не по-королевски. Я никогда  не  готовился  стать
королем.
     - Однако стал. И теперь, ваше величество, извольте...
     - Да замолчи же ты наконец! - вдруг рявкнул Колин, хватив кулаком  по
столу. Кевин машинально отметил про себя, что это получилось у него  очень
даже по-королевски. - Хоть сегодня ты можешь  не  ехидничать?  Мне  и  без
твоих комментариев тошно.
     В комнате вновь воцарилось молчание. Колин откинул  крышку  шкатулки,
стоявшей в правом дальнем  от  него  углу  стола,  взял  оттуда  сигару  и
закурил. Морган Фергюсон последовал его примеру, а Мак  Кормак  достал  из

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.