Случайный афоризм
В истинном писательском призвании совершенно нет тех качеств, какие ему приписывают дешевые скептики, - ни ложного пафоса, ни напыщенного сознания писателем своей исключительной роли. Константин Георгиевич Паустовский
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

королевский камергер. Все разговоры в прихожей мигом прекратились.
     - Господа, - ровным голосом, не тихо и не громко, будто  речь  шла  о
чем-то обыденном, объявил он. - Его величество желает вас видеть.
     Колин первым вошел  в  опочивальню.  Следом  за  ним  потянулись  все
остальные.
     Посреди комнаты на широком ложе, обтянутом красным шелком, неподвижно
лежал коренастого телосложения  мужчина  лет  пятидесяти  с  густой  рыжей
бородой и светлыми волосами. Его покрытое сетью мелких  морщин  лицо  было
неестественно бледным, губы имели неприятный синеватый оттенок, и только в
больших голубых глазах, чуть подернутых поволокой,  еще  светилась  слабая
искорка жизни. Кевин в первый  и  последний  раз  видел  короля  Бриана  -
близкого друга его  названного  отца,  человека,  который  по  лайонесским
обычаям был для него все равно что родной дядя...
     У изголовья ложа на коленях стояла Дейрдра. Уголки ее губ дрожали, на
длинных ресницах блестели слезы, но держалась она молодцом, в  отличие  от
своей тетки Алисии, которая, едва лишь увидев брата, снова разрыдалась.
     Главный придворный медик с  регалиями  магистра  колдовских  искусств
склонился к уху Колина и что-то шепотом сообщил ему. Тот  молча  кивнул  в
ответ, подошел к ложу и опустился на колени рядом с Дейрдрой.
     - Вы звали меня, государь?
     - Да, Колин, - тихо произнес король. - Я хотел  тебя  видеть.  Я  уже
уходил в вечность, но, вспомнив о своем долге,  заставил  себя  вернуться.
Сейчас я черпаю свои силы из Источника...  вскоре  ты  поймешь,  о  чем  я
говорю... Эта тонкая нить, связывающая меня с миром земным, в любой момент
может оборваться, посему я буду краток.  Ты  уже  знаешь,  что  я  изменил
завещание, назначив тебя наследником престола?
     - Да, государь, знаю.
     - Мне неведомо, замешан ли твой брат Эмрис в этом злодеянии или  нет,
но сейчас это не  так  уж  и  важно.  В  любом  случае  он  слишком  глуп,
тщеславен, мелочен и самонадеян, чтобы стать  хорошим  королем,  достойным
продолжателем дела наших предков. К тому же  он  слаб  в  Искусстве,  и  я
сомневаюсь, что он смог бы подчинить  себе  нашу  фамильную  Силу  -  Силу
королей Лайонесса.
     - Боюсь, что так, государь, - сказал Колин.
     - Тем не менее, - продолжал король, - Эмрис все еще остается  старшим
после меня в  роду,  и  если  я  не  сделаю  то,  что  собираюсь  сделать,
последствия могут оказаться весьма плачевными  для  Короны  и  всей  нашей
страны. Чтобы у Эмриса не было возможности оспорить мое решение,  опираясь
на свое право старшинства, тем самым разжигая губительную для  государства
междоусобицу, - тут король повысил голос, - я во всеуслышание объявляю  об
усыновлении принца Колина Лейнстера, младшего сына моего  покойного  брата
Уриена, и после моей смерти  принц  сей,  мой  приемный  сын  и  наследник
престола, станет королем Лайонесса в строгом  соответствии  с  законами  и
обычаями наших предков. Такова моя королевская воля.
     Все присутствующие склонили головы в знак уважения к  последней  воле
умирающего короля.
     - Я оправдаю ваше доверие, отец, - сказал Колин.
     - В этом я не сомневаюсь, сын мой. Я  верю,  что  ты  с  достоинством
пройдешь через все  испытания,  которые  уготовила  тебе  судьба...  И  не
мешкай, сейчас не время для церемоний. Моя смерть наверняка  послужит  для
готийского короля сигналом  к  началу  войны.  Возможно,  не  останутся  в
стороне  и  галлийские  князья.  К  счастью,  наше  господство   на   море
подавляющее,  так  что  пока  тебе  нечего  опасаться  угрозы  со  стороны
Атлантиды... Слушай меня, Колин. Завтра меня похоронят, а уже  послезавтра
ты должен короноваться и овладеть Силой... архиепископ  знает,  что  нужно
делать, и поможет тебе... И немедленно собирай войска - война с  Готландом
неизбежна, а с Галлисом весьма вероятна.
     - Хорошо, отец. Я сделаю все, как вы говорите.
     - И еще... Насчет Силы...
     - Да, государь?

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.