Случайный афоризм
Писатель талантлив, если он умеет представить новое привычным, а, привычное - новым. Сэмюэл Джонсон
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     -  А  это  никак  не  относится  к  восстановлению  Дома   Ареса?   -
поинтересовался я, вспомнив о предстоящей вскоре коронации  нового  короля
Марса.
     - Вряд ли, - сказала Юнона. -  Принц  Валерий  принимает  все  пункты
Договора, и у Врага не может быть к этому никаких претензий.
     Дом Ареса, Покровителя Марсианских Миров, был  одним  из  тех  Домов,
которые  пали  во  время  последнего  Рагнарека  -  Битвы   Судного   Дня,
завершившейся почти восемьдесят лет назад по  стандартному  летоисчислению
Основного Потока и отголоски которой пронеслись по всему  Экватору  волной
кровопролитных войн.  В  той  битве  Дома,  принявшие  сторону  Порядка  и
Мирового Равновесия, одержали победу; Дома, вставшие  под  знамена  Хаоса,
были повержены, их имена прокляты, а память о них  предана  забвению.  Дом
Ареса не принадлежал к числу последних,  его  члены,  дети  Марса,  храбро
сражались на  стороне  победителей,  и  хотя  их  Дом  пал,  он,  согласно
Договору, подлежал постепенному восстановлению.
     - Ну  что?  -  отозвалась  Юнона  после  непродолжительной  паузы.  -
Согласен сопровождать меня?
     - Конечно, - сказал я. - Когда?
     - Прямо сейчас.
     - Хорошо. Вот только приоденусь...
     - Позвать слугу?
     - Зачем? Ведь я могу и сам... С твоего разрешения, разумеется.
     Мать с улыбкой кивнула. Нерегламентированное использование колдовства
в быту считалось в Царстве Света вопиющим нарушением  дворцового  этикета,
но я был любимчиком королевы Юноны, и когда мы были наедине, она позволяла
мне обходиться без церемоний.
     Я откинулся на спинку кресла, притянул к себе Формирующие и пропустил
их пучок через голубой камень, Небесный Самоцвет, вделанный в перстень  на
среднем пальце моей лҐвой  руки.  Самоцвет  был  магическим  артефактом  и
выполнял много разных функций, в частности смягчал контакт с Формирующими,
делая его менее жестким и более устойчивым, что было особенно важно здесь,
во дворце, где так и кишело чарами и разнообразной защитой от них.
     Я мысленно потянулся к гардеробу в своих покоях  и  несколько  секунд
помедитировал, отбирая нужные мне вещи, затем по микро-Тоннелю  переправил
их себе на колени - расшитую  золотом  мантию  под  цвет  маминой  туники,
темно-синий берет с пестрым пером, черные замшевые сапоги с отворотами,  а
также мою любимую шпагу Эскалибур, некогда принадлежавшую моему прадеду по
отцовской линии и моему тезке - да,  да,  тому  самому  королю  Артуру,  о
котором вы, безусловно, слышали. Эта шпага стала моей после того как  отец
изготовил себе более совершенный клинок, закаленный в Горниле  Порядка.  А
что касается моего сводного брата Амадиса, единственного сына Утера от его
первого брака и наследника престола, то он попросту робел,  когда  брал  в
руки шпагу нашего легендарного предка, поэтому с радостью уступил ее  мне.
(При всех несомненных достоинствах у Амадиса были свои недостатки,  но  об
этом я расскажу как-нибудь в другой  раз,  когда  представится  подходящий
случай).
     - Вот и все, - самодовольно произнес я, ставя сапоги на пол. -  Через
минуту я буду готов.
     -  Изумительно!  -  сказала  Юнона;  в  голосе  ее  слышалась  вполне
простительная для матери гордость за  сына.  -  Ты  совсем  не  потревожил
сигнализацию. Таки не зря о тебе говорят, что ты молодой да ранний.
     Я покраснел и сделал вид, будто всецело поглощен одеванием. Но  потом
все же ответил:
     - Ты безбожно льстишь мне,  мама.  Мне  удалось  обойти  сигнализацию
только потому, что вместе с отцом и Амадисом я отлаживал защиту и знаю все
ее хитрости и уловки.  Однажды  я  попытался  проделать  такой  фортель  в
Замке-на-Закате, но потерпел фиаско, да еще поднял страшный переполох.
     - Дед здорово злился?
     - Нет, даже не отчитал ради проформы. Ты же знаешь, что он  не  может
сердиться на меня. - Я  подошел  к  зеркалу,  скептически  осмотрел  себя,

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.