Случайный афоризм
В литературе всякий ценен не сам по себе, а лишь в своем взаимоотношении с целым. Фридрих Энгельс
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:



                                    3

     Поздно  вечером,  когда  Кевин  возвратился  с  праздничного  пира  в
отведенные для него роскошные покои во дворце губернатора и уже  собирался
лечь спать, к нему заглянул принц Колин. В руках он держал бутылку  и  два
хрустальных бокала.
     - Я заметил, что за столом ты почти ничего не  пил,  -  после  обмена
приветствиями сказал Колин, переходя на дружеское "ты". - Вот  и  подумал,
что если ты не очень устал, может, посидим поболтаем о том о сем.
     Кевин согласился - без особого  энтузиазма,  но  и  не  сказать,  что
неохотно. Впервые с тех пор, как он  повстречал  Дейрдру,  ему  предстояло
спать в целомудренном одиночестве, и он сильно подозревал,  что  эта  ночь
будет бессонной. А вечер, проведенный в беседе  с  Колином,  представлялся
Кевину не самой плохой альтернативой мрачным  раздумьям  наедине  с  самим
собой.
     Колин поставил бутылку и бокалы на  стол,  затем  вернулся  к  двери,
ведущей в переднюю,  и  провел  пальцами  по  косяку,  что-то  нашептывая.
Прямоугольник двери слабо засветился, будто намазанный фосфором,  от  него
по полу, стенам и потолку  поползли  тонкие  светящиеся  линии,  и  вскоре
комната оказалась как бы опутанная сияющей паутиной. А еще через несколько
секунд свечение начало меркнуть, пока не исчезло совсем.
     -  Вообще-то  слуги   опасаются   подслушивать   мои   разговоры,   -
прокомментировал свои действия Колин, - но излишняя  осторожность  никогда
не повредит. Да и марку держать надо.
     Они устроились за столом друг  напротив  друга.  Колин  наполнил  оба
бокала и поднял свой.
     - За нас. Чтобы все было хорошо.
     - Чтобы все было хорошо, - эхом отозвался Кевин.
     - Только осторожно, - в самый последний момент предупредил  Колин.  -
Не поперхнись. Это настоящее шотландское виски, не местные помои.
     Они выпили. Колин  слегка  причмокнул,  достал  из  бокового  кармана
небольшую шкатулку, положил ее на стол и откинул крышку.
     - Угощайся.
     Кевин покачал головой.
     - Спасибо, я не курю. Но табачный дым мне нисколько не мешает.
     - Вот и прекрасно. - Колин раскурил сигару, глубоко затянулся,  потом
медленно выдохнул дым. - Я наслышан о твоей истории,  Кевин  Мак  Шон,  и,
признаться, давно хотел встретиться с тобой. Шпага, которую я видел у тебя
нынче вечером, произвела на меня большое впечатление. Это  та  самая,  что
была с тобой, когда тебя нашли?
     Кевин с трудом подавил горький вздох. Конечно же! Прежде всего Колина
интересует его шпага, а все остальное - потом.
     - Да, та самая, - сдержанно ответил Кевин. - Хочешь посмотреть?
     - Если ты не возражаешь...
     - Нет, не возражаю.
     Кевин встал из-за стола, подошел к сундуку, где хранились  его  особо
ценные вещи и достал оттуда шпагу в шитых серебром ножнах. Затем  вернулся
к столу, передал ее Колину и сел на свое место.
     Колин вынул шпагу  из  ножен  и,  не  обращая  никакого  внимания  на
украшенный драгоценными камнями  эфес,  принялся  внимательно  изучать  ее
клинок. Висевший у него на груди красный камень величиной  с  лесной  орех
слабо засветился. Кевин припомнил, что когда Эмрис прикусывал  себе  язык,
этот камень тоже светился, но гораздо  слабее,  почти  незаметно.  Видимо,
изучение  клинка  требовало  от  Колина  гораздо  больших  усилий,  нежели
заставить брата причинить самому себе боль.
     Спустя несколько минут Колин поднял на Кевина восхищенный взгляд и  с
завистью произнес:

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.