Случайный афоризм
Пусть лучше меня освищут за хорошие стихи, чем наградят аплодисментами за плохие. Виктор Мари Гюго
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Безмерно рад видеть вас целой и невредимой, дражайшая кузина,  -  с
наигранным и, как показалось  Кевину,  насквозь  фальшивым  воодушевлением
произнес он, отвесив Дейрдре церемонный поклон.
     - Хотелось бы надеяться, что радость ваша искренняя, кузен  Эмрис,  -
холодно ответила она, всем своим видом показывая, что не верит ни  единому
его слову. Затем обратила свой взгляд на младшего и приветливо  улыбнулась
ему.
     - Я счастлив, что все обошлось, Дейрдра, - сказал тот  с  теплотой  в
голосе.
     Дейрдра протянула ему руку, которую он галантно поцеловал.
     - Вот в твоей искренности я ничуть  не  сомневаюсь,  -  сказала  она.
Обращение  на  ты  в  официальной  обстановке  ни  в  коей  мере  не  было
проявлением фамильярности,  оно  лишь  подчеркивало  разницу  в  отношении
Дейрдры  к  своим  собеседникам.  Лайонесские  аристократы  вообще   редко
употребляли множественное число, обращаясь к равным  себе  по  возрасту  и
занимаемому положению.
     Покончив с приветствиями, Дейрдра отступила немного в сторону и взяла
Кевина за локоть.
     - Знакомьтесь господа: лорд Кевин Мак Шон, герцог Лохланнский.  Прошу
любить и жаловать. - Она сделала паузу и взглянула на Кевина. -  Позвольте
вам  представить,  милорд,  моих  двоюродных  братьев  -   принца   Эмриса
Лейнстера,  наследника  престола,  и  Колина  Лейнстера,  лорда-наместника
Нового Корнуолла, хозяина этого города, чьим радушным  гостеприимством  мы
намерены воспользоваться.
     Тонкие губы  Эмриса  растянулись  в  холодной  усмешке,  он  небрежно
кивнул. Колин же напротив - доброжелательно улыбнулся ему. Некрасивое лицо
младшего принца, как ни  странно,  располагало  к  себе  и  даже  начинало
казаться привлекательным.
     - Рад познакомиться с сыном лорда Шона Майги, - произнес Колин.  -  Я
был очень привязан к вашему  отцу,  герцог.  Надеюсь,  мы  с  вами  станем
добрыми друзьями.
     - Я в этом уверен, мой принц, - вежливо ответил Кевин.
     - Полагаю, сестрица, - с противной ухмылочкой отозвался Эмрис, - ваше
целомудрие не слишком пострадало во всей этой передряге?
     Колин метнул на старшего брата гневный взгляд, и тот, казалось, не на
шутку испугался, а на лице его отразилось  замешательство  и  неподдельное
сожаление за некстати вырвавшиеся слова. Внимание  присутствующих  тут  же
переключилось с  Дейрдры  на  принцев:  похоже,  все  ожидали,  что  хилый
слабачок Колин сейчас  проучит  своего  крепыша-братца.  У  Кевина  так  и
чесались руки влепить Эмрису пощечину, но любопытство  превозмогло  в  нем
гнев, и он отказался от этой  затеи,  тем  более  что  Дейрдра  совсем  не
выглядела смущенной, только глаза ее сузились и потемнели.
     Вдруг Эмрис высунул язык,  словно  собираясь  кого-то  подразнить,  и
крепко сжал его зубами. Брызнула кровь, лицо наследника престола  исказила
гримаса боли, а  на  его  глазах  выступили  слезы.  В  окружении  принцев
послышались сдержанные смешки, стоявшие на молу дамы захихикали,  а  члены
команды корабля, слуги и немногочисленные дворяне из свиты Кевина украдкой
засмеялись. Эмриса здесь явно не любили, и никто ему  не  сочувствовал.  А
причиной его столь странного поведения, как догадался  Кевин,  был  Колин,
который слыл могущественным и весьма искусным чародеем. С его стороны  это
была, конечно, ребяческая выходка, но тем не менее довольно эффектная.
     Когда побагровевший от боли, стыда  и  унижения  Эмрис  спрятал  свой
вспухший и окровавленный язык во рту, Дейрдра, как ни  в  чем  не  бывало,
невозмутимо произнесла:
     - Своей свободой и избавлением от  грозившей  мне  участи  я  всецело
обязана лорду Кевину Мак Шону. Это он вызволил меня из рук готийцев.
     Кевину вряд ли удалось бы совладать со своим изумлением, не  сработай
вновь та удивительная связь между ними. За несколько секунд до того он уже
знал, что она собирается сказать, и знал, почему; и когда она сказала это,
он лишь опустил в смущении глаза, что было воспринято присутствующими, как

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.