Случайный афоризм
Большинство писателей считают правду наиболее ценным своим достоянием - вот почему они так экономно ею пользуются. Марк Твен
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



Этот день в истории
В 1950 году скончался(-лась) Павел Петрович Бажов


в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

зябко поежилась. - Он был хорошим шпионом,  с  его  помощью  я  без  труда
добралась бы до границы и уже давно была бы дома. Но я не смогла заставить
себя переспать с ним, это оказалось выше моих сил. Когда он полез ко  мне,
я выхватила его пистоль и выстрелила ему в лицо. Затем так испугалась, что
вскочила на лошадь и умчалась, куда глаза глядят. По счастью, к седлу была
приторочена сумка с едой,  которой  мне  хватило  ровно  настолько,  чтобы
добраться до Лохланна. Вот правда о моем побеге -  но  ее  я  не  расскажу
никому, даже отцу.
     - Ты не совершила ничего предосудительного.
     - А если бы я отдалась ему, что бы ты сказал?
     - То же самое.
     Дейрдра покачала головой.
     - По крайней мере, тогда бы я поступила  честно.  А  так  я  обманула
его... и убила.
     - Он был врагом.
     - Да, но он помог мне.
     - Он участвовал в твоем похищении и сам был причиной своих бед.
     - Он только выполнял приказы своего  короля,  а  потом  изменил  ему,
поддавшись на мои уговоры, поверив моим обещаниям.
     - Ты была в отчаянном положении, - продолжал  убеждать  ее  Кевин.  -
Тебе не в чем упрекнуть себя.
     - Так то оно так, но с другой стороны... Я ведь  собиралась  отдаться
ему, правда! Я думала, что мне это будет раз плюнуть, ведь я... - Тут  она
осеклась и покраснела.  -  В  общем,  я  поступила  как  нахальная  шлюха,
которая, получив деньги вперед, не захотела их отрабатывать.
     - М-да, - сказал Кевин. - Странный у тебя взгляд на вещи.
     - Какой уж есть... - Дейрдра на минуту  задумалась,  затем,  казалось
бы, без всякой связи с предыдущим произнесла: - При дворе ты встретишься с
неким Браном Эриксоном, бароном Ховелом...
     - Кто он такой?
     - Очень опасный человек. Чрезвычайно опасный.


     Когда  под  радостные  восклицания   толпы,   громогласные   здравицы
герольдов и беспорядочные завывания труб корабль пришвартовался к  причалу
в димилиокском  порту,  на  его  борт  в  сопровождении  свиты  празднично
разодетых дворян взошли два молодых человека.
     Старший из них, лет двадцати семи, был  высокий  голубоглазый  брюнет
крепкого телосложения, с  ястребиным  носом,  чересчур  тонкими  губами  и
непропорционально маленьким безвольным ртом. В его манерах  проглядывалась
скорее надменность, чем подлинная властность, а взгляд выдавал в нем серую
посредственность, тщательно (и тщетно) скрываемую под маской высокомерия и
неуместной горделивости. Одет он был не так  броско,  как  окружавшие  его
дворяне, но эта кажущаяся скромность не обманула Кевина.  Платье  вельможи
было пошито из лучших сортов бархата и  шелка,  манжеты  и  воротник  были
украшены тончайшими кружевами, а шпага на шитой серебром перевязи  стоила,
пожалуй, больше, чем оружие всех его приближенных вместе взятых.
     Младший, юноша лет двадцати со светло-каштановыми волосами, был  одет
просто скромно. Его лицо, не имея  сколь-нибудь  значительных  изъянов,  в
целом было некрасивым, хоть и не отталкивающим. Был он среднего  роста,  с
нескладной, немного угловатой фигурой и  явно  не  производил  впечатление
крепыша. Желтизна на  среднем  и  указательном  пальцах  его  правой  руки
свидетельствовала о его пристрастии к курению, а болезненный цвет  лица  и
тени под глазами определенно говорили о  том,  что  эта  вредная  привычка
плохо сказывается на его и без того слабом здоровье. Его серые со стальным
оттенком глаза смотрели на Дейрдру с робкой  нежностью,  которая  странным
образом гармонировала с  уверенным  видом  человека,  привыкшего  отдавать
приказы и добиваться их беспрекословного исполнения.
     Хотя главным из двоих  был,  безусловно,  младший,  первым,  очевидно
следуя протоколу, заговорил старший.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.