Случайный афоризм
Никогда слава не придет к тому, кто сочиняет дурные стихи. Михаил Афанасьевич Булгаков
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

зябко поежилась. - Он был хорошим шпионом,  с  его  помощью  я  без  труда
добралась бы до границы и уже давно была бы дома. Но я не смогла заставить
себя переспать с ним, это оказалось выше моих сил. Когда он полез ко  мне,
я выхватила его пистоль и выстрелила ему в лицо. Затем так испугалась, что
вскочила на лошадь и умчалась, куда глаза глядят. По счастью, к седлу была
приторочена сумка с едой,  которой  мне  хватило  ровно  настолько,  чтобы
добраться до Лохланна. Вот правда о моем побеге -  но  ее  я  не  расскажу
никому, даже отцу.
     - Ты не совершила ничего предосудительного.
     - А если бы я отдалась ему, что бы ты сказал?
     - То же самое.
     Дейрдра покачала головой.
     - По крайней мере, тогда бы я поступила  честно.  А  так  я  обманула
его... и убила.
     - Он был врагом.
     - Да, но он помог мне.
     - Он участвовал в твоем похищении и сам был причиной своих бед.
     - Он только выполнял приказы своего  короля,  а  потом  изменил  ему,
поддавшись на мои уговоры, поверив моим обещаниям.
     - Ты была в отчаянном положении, - продолжал  убеждать  ее  Кевин.  -
Тебе не в чем упрекнуть себя.
     - Так то оно так, но с другой стороны... Я ведь  собиралась  отдаться
ему, правда! Я думала, что мне это будет раз плюнуть, ведь я... - Тут  она
осеклась и покраснела.  -  В  общем,  я  поступила  как  нахальная  шлюха,
которая, получив деньги вперед, не захотела их отрабатывать.
     - М-да, - сказал Кевин. - Странный у тебя взгляд на вещи.
     - Какой уж есть... - Дейрдра на минуту  задумалась,  затем,  казалось
бы, без всякой связи с предыдущим произнесла: - При дворе ты встретишься с
неким Браном Эриксоном, бароном Ховелом...
     - Кто он такой?
     - Очень опасный человек. Чрезвычайно опасный.


     Когда  под  радостные  восклицания   толпы,   громогласные   здравицы
герольдов и беспорядочные завывания труб корабль пришвартовался к  причалу
в димилиокском  порту,  на  его  борт  в  сопровождении  свиты  празднично
разодетых дворян взошли два молодых человека.
     Старший из них, лет двадцати семи, был  высокий  голубоглазый  брюнет
крепкого телосложения, с  ястребиным  носом,  чересчур  тонкими  губами  и
непропорционально маленьким безвольным ртом. В его манерах  проглядывалась
скорее надменность, чем подлинная властность, а взгляд выдавал в нем серую
посредственность, тщательно (и тщетно) скрываемую под маской высокомерия и
неуместной горделивости. Одет он был не так  броско,  как  окружавшие  его
дворяне, но эта кажущаяся скромность не обманула Кевина.  Платье  вельможи
было пошито из лучших сортов бархата и  шелка,  манжеты  и  воротник  были
украшены тончайшими кружевами, а шпага на шитой серебром перевязи  стоила,
пожалуй, больше, чем оружие всех его приближенных вместе взятых.
     Младший, юноша лет двадцати со светло-каштановыми волосами, был  одет
просто скромно. Его лицо, не имея  сколь-нибудь  значительных  изъянов,  в
целом было некрасивым, хоть и не отталкивающим. Был он среднего  роста,  с
нескладной, немного угловатой фигурой и  явно  не  производил  впечатление
крепыша. Желтизна на  среднем  и  указательном  пальцах  его  правой  руки
свидетельствовала о его пристрастии к курению, а болезненный цвет  лица  и
тени под глазами определенно говорили о  том,  что  эта  вредная  привычка
плохо сказывается на его и без того слабом здоровье. Его серые со стальным
оттенком глаза смотрели на Дейрдру с робкой  нежностью,  которая  странным
образом гармонировала с  уверенным  видом  человека,  привыкшего  отдавать
приказы и добиваться их беспрекословного исполнения.
     Хотя главным из двоих  был,  безусловно,  младший,  первым,  очевидно
следуя протоколу, заговорил старший.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.