Случайный афоризм
Чем больше человек пишет, тем больше он может написать. Уильям Хэзлитт (Гэзлитт)
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

план. Он, конечно, будет иметь  беспрепятственный  доступ  к  ней,  однако
нынешняя их близость и непринужденность в отношениях останутся в прошлом.
     По своему официальному статусу Кевин  находился  на  верхней  ступени
иерархической лестницы, в  рядах  так  называемой  королевской  знати.  По
законам и обычаям Лайонесса названное родство ничем не уступало  кровному,
а поскольку Кевин был по  всей  форме  усыновлен  бездетным  лордом  Шоном
Майги, а после его смерти стал герцогом Лохланнским,  то  и  относились  к
нему в полном соответствии с его высоким положением, хотя  и  с  некоторой
прохладцей. Кевину давали понять - теперь уже тонко и ненавязчиво, не  так
откровенно, как  в  бытность  его  на  острове,  и  тем  не  менее  вполне
определенно  и  недвусмысленно,  -  что  он,  рожденный  неизвестно   кем,
неизвестно от кого и неизвестно где, здесь он чужак и чужаком останется до
конца дней своих. Это,  в  числе  прочего,  и  отдаляло  его  от  Дейрдры.
Лайонессцы - и знать, и простолюдины - вряд ли  захотят,  чтобы  мужем  их
принцессы, всеобщей любимицы, стал какой-то подкидыш, пусть даже правитель
одного из крупнейших княжеств страны.
     Впрочем, не это было  главное.  Пропасть  между  Кевином  и  Дейрдрой
углубляло  еще  одно   обстоятельство,   жестокое   в   своей   неумолимой
объективности, неподвластное человеческой воле. Дейрдра  не  была  простой
неодаренной, она была полукровкой, а это значило, что ее брак с  мужчиной,
не обладающим колдовским Даром, скорее всего, окажется бесплодным. Но даже
если случится чудо, и у нее родятся дети, то все они, как и их мать, будут
полукровками и не смогут претендовать на престол. Таков был закон - принц,
лишенный Дара, не может стать королем, - закон суровый, но справедливый...
     Мрачные размышления Кевина прервало появление Дейрдры. Она была одета
в изумительной  красоты  платье  из  золотой  парчи  с  глубоким  вырезом,
открывавшим взору верхнюю часть ее небольших упругих грудей.  Половина  ее
роскошных волос была заплетена в косы, уложенные на голове  в  виде  венка
или, скорее, короны, а остальные волосы были собраны за спиной в  сеточку.
Она уже подготовилась к прибытию в Димилиок и, надо сказать, основательно.
Ее  естественная  красота,  подчеркнутая   малой   толикой   косметики   и
восхитительным нарядом, производила поистине сногсшибательное впечатление.
     Дейрдра грациозно опустилась на скамью рядом с Кевином  и  произнесла
своим нежным грудным контральто:
     - Ну вот, опять  ты  хмуришься.  Тебя,  как  малого  ребенка,  нельзя
оставлять без присмотра ни на минуту. Скажи мне, что тебя гнетет?
     - Ты сама знаешь, - сдержанно ответил  Кевин,  с  трудом  преодолевая
возникшее вдруг желание схватить ее в объятия и поцеловать на виду у  всей
свиты. - Ты хорошо знаешь, что меня гнетет.
     Внешне  он  казался  невозмутимым,  но   Дейрдра   странным   образом
догадалась, что у него на уме. Это было уже не впервые - с  самого  начала
между ними установилась какая-то невидимая, неосязаемая связь, и порой они
были способны угадывать самые потаенные мысли друг друга.
     - Только без глупостей, - тихо предупредила Дейрдра.  -  Прошу  тебя.
Всем уже известно, что мы с тобой близки, шила в мешке  не  утаишь,  но  и
афишировать это вряд ли разумно.
     - А если бы я попытался, ты отбивалась бы?
     - Нет, конечно. Это было бы смешно.
     Некоторое  время  они  молча  смотрели  на  запад,   где   постепенно
разгоралось зарево заката.  А  южнее,  впереди  по  курсу  корабля,  из-за
горизонта поднимались башни приближавшегося города.
     - Хочешь знать, как мне удалось бежать  от  похитителей?  -  внезапно
спросила Дейрдра.
     - Ну?
     - Мне помог один из них. Я влюбила его в себя, вскружила ему  голову,
пообещала, что отец вознаградит его, если он поможет мне  вернуться  домой
целой и невредимой, да и я в долгу не останусь. Мы бежали вместе, а  потом
я убила его.
     - Вот как? - Кевин удивленно приподнял бровь. - Почему?
     - Мне было противно, Кевин. Ты даже  не  представляешь...  -  Дейрдра

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.