Случайный афоризм
Настоящие писатели - совесть человечества. Людвиг Андреас Фейербах
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Я никогда не был придворным кавалером, - ответил Кевин. - Да и  при
дворе-то я не был ни разу. Я типичный провинциал.
     - Тем лучше. Я обожаю  провинциалов  и  терпеть  не  могу  всех  этих
благовоспитанных маккормаков и  маэлгонов  с  их  изысканными  манерами  и
слащавыми речами. - Дейрдра негодующе фыркнула. - Впрочем,  дружки  кузена
Эмриса еще хуже. У приближенных Колина, по крайней мере, голова на  плечах
служит не только вешалкой для ушей.
     - Так ты решила немного отдохнуть от тех и других в тиши лесов и озер
Лохланна?
     - Вроде того,  -  уклончиво  ответила  она  и  потянулась  за  второй
бутылкой. Кевин опередил ее, при помощи штопора извлек из горлышка  пробку
и плеснул немного вина в кубок.  Дейрдра  выстрелила  в  него  насмешливым
взглядом, и он долил ей еще, однако счел своим долгом предупредить:
     - Вино гибернийское. Кажется слабым, как сок, но  здорово  ударяет  в
голову.
     - Знаю. И больше всего люблю гибернийское. -  Она  сделала  глоток  и
игриво подмигнула ему. - Ну, продолжай.
     - Что продолжать?
     - Расскажи о себе. Насколько я знаю, в твоем происхождении есть много
неясного.
     Кевин хмыкнул.
     - Это еще мягко сказано. Лично для меня  мое  происхождение  сплошная
загадка.  Двадцать  лет  назад  крестьяне  нашли  меня  на  опушке   леса,
завернутого  в  алую,  шитую  золотом  мантию.  Отроду  мне  было  месяцев
пять-шесть, я был голоден и ревел, как молодой бычок...
     Дейрдра прыснула смехом.
     - Наверное, ты был очаровательным карапузом.
     - Может быть. Но для островитян я прежде всего был  подобен  грому  с
ясного неба. Жителей на острове не так уж много, все наперечет,  и  вскоре
выяснилось, что ни одна из местных женщин не могла быть  моей  матерью.  А
если учесть, что на сотни лиг вокруг простирается океан без единого клочка
суши и за последние полгода к острову не подходил ни один  корабль,  то  и
вовсе получалось, что мне неоткуда было появиться на свет. Тем не менее  я
был и очень живо напоминал о  своем  существовании.  Меня  отнесли  в  дом
тогдашнего губернатора острова, лорда Маркуса  Финнегана,  поскольку  ясно
было, что я не обыкновенный подкидыш - при  мне  нашли  прекрасной  работы
шпагу, клинок которой изготовлен из какого-то странного металла,  похожего
на серебро, но тверже стали; также был золотой перстень с камнем...
     - Тот, что у тебя на пальце?
     - Да.
     - Мне можно посмотреть?
     - Пожалуйста.
     Кевин снял со среднего пальца  левой  руки  перстень  и  передал  его
Дейрдре. Где-то с минуту она  рассматривала  его,  сосредоточенно  сдвинув
брови, затем вернула Кевину со словами:
     - Знатная вещица. Очень тонкая работа по золоту и камень  красивый  -
правда, не могу определить его происхождение.
     - И никто не может, - сказал Кевин,  надевая  перстень  на  палец.  -
Вроде бирюза, но нет. Он только с первого взгляда  кажется  бирюзовым,  на
самом  же  деле  он  светло-голубой.  Если   долго   смотреть   на   него,
завораживает; создается впечатление, что внутри камня  заключено  огромное
пространство.
     - Может быть, он колдовской?
     - Вполне возможно. А вот моя шпага наверняка колдовская. Обыкновенное
серебро, с какими бы то ни было примесями, не может быть таким прочным.
     - Ты не взял ее с собой?
     - Представь себе, забыл! - Кевин виновато развел руками. -  В  кои-то
веки! Мы с ней всегда неразлучны, я постоянно ношу ее с собой,  но  именно
сегодня так получилось, что я ее забыл. Если ты окажешь мне честь, посетив
мой замок, я покажу тебе и шпагу, и  мантию,  в  которую  был  завернут...

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.