Случайный афоризм
Настоящие писатели - совесть человечества. Людвиг Андреас Фейербах
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

нашим математическим гением  и  могла  дать  сто  очков  вперед  некоторым
общепризнанным авторитетам в этой области с многовековым стажем.  Я  очень
гордился успехами Дианы. Мы все гордились ею, но я - особенно.
     - Ты прав, - сказала мать. - Сейчас в  моей  голове  царит  настоящий
сумбур. Я должна собраться с мыслями, прежде чем представить главам  Домов
отчет о нашей встрече с Врагом.
     - Тогда заблокируй свой Самоцвет, - посоветовал я. - Чтобы  никто  не
мешал тебе собираться с мыслями.
     Юнона стянула с пальца кольцо с Небесным Самоцветом,  который,  кроме
всего прочего, был телепатическим приемником-передатчиком, настроенным  на
мысленные волны своего обладателя.
     - Это для пущей верности, - объяснила она, пряча  кольцо  в  кармашек
туники.
     Большую часть пути мы преодолели молча, лишь под конец, когда мы  уже
были почти у цели, моя мать задумчиво произнесла:
     - Боюсь, Артур, я привила тебе любовь  к  моему  Дому  в  ущерб  Дому
твоего отца.
     - Ты это к чему? - спросил я, впрочем, догадываясь, что она  имеет  в
виду.
     - Сумерки тебе  дороже  Света,  -  ответила  Юнона.  -  А  Сумеречные
родственники тебе намного ближе, чем  Светозарные.  Вот,  например,  ни  к
одной из своих сестер ты не привязан так, как к Диане.
     Я почувствовал, что краснею, и ничего не мог поделать с  собой.  Я  с
самого начала понимал, что шила в мешке долго не утаишь; в последнее время
его острый конец все чаще выглядывал наружу, и я  едва  успевал  запихнуть
его обратно. К счастью для меня, в этот самый момент мы  прибыли  к  месту
назначения, и естественный озноб, пробирающий каждого человека при  выходе
из Тоннеля, остудил мое пышущее жаром лицо.
     - Диана мне все равно, что родная сестра, -  как  можно  бесстрастнее
произнес я. - А вот и ее мир, Сумерки Дианы. Чертовски похоже  на  Дневной
Предел Истинных Сумерек, ты не находишь?
     - Да, похоже. Ну, прямо точь-в-точь.
     - Только это дикий мир, необитаемый, - заметил я.  -  И  в  этом  его
прелесть.
     - Тебя всегда влекла суровая идиллия, - сказала Юнона, оглядываясь по
сторонам. - Как, впрочем, и Диану.
     Большой  диск  красного  солнца  неподвижно  висел  над  самым  краем
небосвода,  не  сдвигаясь  ни  на  йоту  на  протяжении   миллионов   лет.
Большинство планетных  систем  этого  старого-престарого  мира  уже  давно
пришли в равновесие, приливные силы  погасили  вращение  и  поступательное
движение их составляющих частей относительно  друг  друга,  и  теперь  они
перемещались в пространстве лишь как единое целое. Здесь не было смены дня
и ночи, не было времен года; но  была  дневная  сторона,  выжженная  вечно
палящим солнцем, и была ночная сторона, скованная вечными льдами, а  между
ними был пояс вечных сумерек, где вечно царила осень.
     Мы с Юноной шли вдоль спокойного ручья, ступая  по  густой  оранжевой
траве. Справа от нас начинался лес; желтые,  красные  и  оранжевые  листья
деревьев были повернуты к солнцу, спектр излучения которого был  богат  на
инфракрасную составляющую,  чем  и  объяснялась  такая  необычная  окраска
листьев  и  травы.  Против  ожидания   было   довольно   прохладно   из-за
усилившегося  ветра  с  ночной  стороны  -   с   наступлением   равновесия
атмосферные процессы в Сумерках не  желали  прекращаться,  хотя  протекали
здесь не так бурно, как в молодых мирах.  Юнона  зябко  поеживалась,  и  я
накинул на ее плечи свою мантию.
     - Спасибо, Артур, - сказала она. - Нам еще долго идти?
     - Нет, недолго. Скоро мы будем на месте.
     - А нельзя было сразу?
     - Нет.
     - Почему?
     - Ну, во-первых, мне давно хотелось прогуляться здесь вместе с тобой.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.