Случайный афоризм
Высшее торжество для писателя заключается в том, чтобы заставить мыслить тех, кто способен мыслить. Эжен Делакруа
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Пятый день! Так долго?
     Состояние мое было тяжелым.  Когтями ягуар нанес мне глубокие раны на
груди и перегрыз мышцу левой руки, не повредив, к счастью,  кости.  Однако
существовала реальная угроза заражения крови и  гангрены.  По  счастливому
стечению обстоятельств Вагура не пострадал в схватке, а поскольку прежде в
родном селении помогал иногда шаману, он знал кое-какой толк в травах. Эти
познания оказались теперь весьма кстати, и, кто знает, не им  ли  мы  были
обязаны жизнью.  Юноша приносил из леса разные лечебные травы, из  которых
одни  останавливали  кровотечение  из  наших  многочисленных  ран,  другие
предохраняли от заражения крови, третьи  -  в  виде  отвара  для  питья  -
способствовали  выведению  из  организма  разной  отравы.  Арнак,  хотя  и
пострадал не так тяжело, как я, проходил тот же курс лечения. В первые дни
жизнь моя висела на волоске, однако понемногу я начал выкарабкиваться,  и,
когда на пятый день пришел в сознание, стало  ясно,  что  худшее  осталось
позади.
     Схватка с ягуаром и ее  последствия  существенно  нарушили  все  наши
планы о скорейшем  отплытии  с  острова.  Раны  благодаря  заботам  Вагуры
затягивались довольно быстро, но до полного выздоровления было еще далеко.
Силы возвращались ко  мне  медленно:  шли  недели  и  месяцы.  Приходилось
запасаться терпением и лежать, лежать, не вставая.
     В пище недостатка у нас не было, хотя  на  охоту  теперь  ходил  один
только Вагура.  Природа в избытке снабжала нас фруктами и орехами, овощами
и съедобными кореньями.  Зайцев, правда, становилось все меньше:  в  нашей
части острова мы, кажется, почти полностью их истребили. Мяса в общем было
маловато,  но  мы  как-то  обходились  и  без  него.  Ходить  на  западную
оконечность острова за черепахами было  далеко,  а  гнезда  попугаев,  как
убедился Вагура, оставались пустыми: вероятно, не наступил еще сезон.
     За время недель своего вынужденного бездействия я о многом передумал.
Глядя на всюду поспевающего Вагуру, без помощи  которого  я  погиб  бы  от
голода, ведя частые  беседы  с  Арнаком  о  его  родном  племени,  я  стал
подмечать в своем  сознании  важные  перемены.  Во  мне  исчезала  прежняя
нелепая предвзятость против индейцев.  Теперь только я  начинал  понимать,
как был прежде не прав!  Как  несправедливы  были  вирджинские  поселенцы,
когда, беззастенчиво грабя местное  население  и  сгоняя  его  с  исконных
земель, в то же время  обливали  его  грязью  презрения  и  ненависти  для
успокоения своей нечистой совести.
     Еще раньше, много недель назад, я заметил, что оба  моих  товарища  -
существа отнюдь не темные и невежественные. Когда я стал присматриваться к
ним внимательней и ближе, мне начали открываться  в  них  те  же  черты  и
качества, которые присущи и нам, европейцам.  Юные индейцы подвержены были
тем же эмоциям, что и я, испытывали такие же огорчения и радости,  так  же
остро отзывались на всякую несправедливость и чтили те  же  достоинства  и
качества, какие и у нас принято считать заслуживающими уважения.
     А я-то пытался было превратить их в Пятниц, в  безропотных  и  верных
слуг.  Какое заблуждение! Они воспротивились этим поползновениям,  они  не
хотели превращаться в слуг, они не уступили мне,  но,  когда  пришла  пора
тяжких испытаний, они, как самые верные друзья, не колеблясь,  спасли  мне
жизнь, рискуя при этом своей собственной.
     Меня охватывал стыд за то, что я до сих пор так  несправедливо  судил
об индейцах, мне было совестно за моих английских  соплеменников  там,  на
севере.  С каждым днем я все отчетливее  осознавал  то  зло,  какое  белые
колонизаторы несли туземным народам. Я твердо решил, что если когда-нибудь
вернусь к цивилизованным людям, то приложу  все  силы,  чтобы  открыть  им
глаза на правду и пробудить их совесть, рассказав о незаслуженно трагичной
судьбе индейцев.  Я решил  в  будущем  углубить  свои  познания,  овладеть
писательским мастерством и попытаться описать свои нынешние впечатления, с
тем чтобы представить моих краснокожих друзей в истинном свете,  так,  как
они того заслуживают.
     Арнак оправился от ран значительно раньше, чем  я.  Теперь  он  часто
ходил на охоту вместе с Вагу рой, но при этом  не  забывал  о  главном:  о

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.