Случайный афоризм
Главным достоинством писателя является знание того, чего писать не нужно. Гюстав Флобер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

люди хотели бы оказаться на его  месте  и  завидовали  бы  счастью,  какое
выпало на его долю...
     Юноши молчали, устремив неподвижные взгляды в огонь костра.  На лицах
у них было какое-то неопределенное выражение.
     - Разве вы не разделяете моего мнения? - спросил я удивленно.
     Помолчав, Арнак едва слышно проговорил:
     - Нет, господин.
     - Нет?!
     - Нет, - повторил Арнак и бросил на меня испуганный взгляд.
     - Ты, вероятно, не понял моего рассказа.
     - Нет, я понял.
     - И ты не думаешь, что Пятница был счастлив?
     - Не думаю, господин...
     Он хотел добавить что-то еще, но  не  решился  и  замолчал,  опасаясь
моего гнева.
     -  Говори  все,  что  думаешь,  не  бойся,  -   подбодрил    я    его
доброжелательно.
     - Пятница... Пятница был рабом господина Робинзона, - выпалил Арнак.
     Признаться, в первое мгновение я опешил.
     - Рабом?
     - Да, господин. Жалким рабом.
     Мне становился понятным ход мыслей  Арнака.  Я  неплохо  знал  жизнь,
обычаи и психологию североамериканских индейцев, и теперь мне это  помогло
легче проникнуть в мир представлений моих товарищей.
     Первобытные, полудикие индейские племена, в том числе, безусловно,  и
араваки, являли собой слабо связанные сообщества взаимонезависимых  людей,
выполнявших лишь простейшие функции, необходимые для поддержания жизни,  и
не знакомых с теми сложными формами труда и зависимости одних  от  других,
какие характерны для нашего цивилизованного  общества.  На  войне  индейцы
захватывали пленников - да, конечно, - не затем лишь, чтобы допустить их в
свое племя на правах равных с равными либо убить для отправления  каких-то
своих темных религиозных обрядов.  Рабства - во  всяком  случае,  в  таких
формах, как у нас, - насколько мне известно, у них  не  существовало.  Его
впервые утвердили в Америке европейцы, и притом жесточайшими методами,  на
своих плантациях и шахтах.  Не существовало  у  индейцев  и  никаких  форм
прислуживания одних  другим,  будь  то  добровольное  или  принудительное.
Именно  поэтому  Арнаку  и  Вагуре  отношение  преданного  душой  и  телом
Пятницы-слуги к Робинзону представлялось чем-то  совершенно  непонятным  и
абсурдным.  Если Пятница всю  жизнь  работал  на  Робинзона,  значит  -  в
примитивном представлении моих  юных  товарищей  -  он  был  рабом  белого
господина, а если при том еще и радовался, значит, и вовсе был не в  своем
уме.
     Я понял, что в стремлении достичь цели и обратить  юных  индейцев  на
путь Пятницы мне предстоит преодолеть упорное сопротивление, но  это  меня
не смутило.  Напротив, это только разожгло мое нетерпение. Вероятно, и тут
давала себя знать гордыня достойного сына  своих  вирджинских  предков.  Я
превосходил юнцов и по уму, и по опыту, по возрасту и  по  крепости  своих
кулаков, не говоря уже о подавляющей силе моей воли.  Так отчего бы мне  и
не приспособить их для своих нужд?
     Я еще раз обрисовал им в самых привлекательных красках жизнь Пятницы,
растолковав в наиболее доступной форме всю разницу между свободным  слугой
и рабом.  Парни слушали рассеянно, погруженные в унылое молчание. Всячески
расхвалив завидные качества преданного Пятницы, я обратился к Арнаку:
     - Как и Робинзон Крузо, я тоже дам тебе новое имя.  Теперь ты  будешь
Пятница.
     - Я - Арнак, господин, - тихо ответил юноша, чуть заметно оживившись.
- Арнак - не Пятница!
     - Пятница! - произнес я настойчиво. -  Сегодня  Арнак  умер,  родился
Пятница.
     Он взглянул на меня внимательно, словно  пытаясь  проникнуть  в  суть

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.