Случайный афоризм
Писатель, конечно, должен зарабатывать, чтобы иметь возможность существовать и писать, но он ни в коем случае не должен существовать и писать для того, чтобы зарабатывать. Карл Маркс
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

мстителей, в числе которых был и мой отец, не знал покоя до тех пор,  пока
поголовно не истребил в округе всех краснокожих, всех, вплоть  до  грудных
младенцев.  Этот рассказ, впервые услышанный мной еще в детском  возрасте,
произвел на меня неизгладимое впечатление и породил  стойкую  неприязнь  к
индейцам.
     - Почему ты хотел меня убить? - спросил я Арнака.
     Юноша не понял и посмотрел на меня вопрошающе.
     - Там, на южном берегу, несколько дней назад ты выстрелил в  меня  из
лука, - пояснил я.
     - Это не я, - ответил он тихо. - Это Вагура.
     - Зачем он стрелял?
     - Ты - белый, господин.
     "Вот их благодарность! - с горечью подумал я. - Я спас его от смерти,
а мне - стрела в спину. Неужели белый цвет моей кожи достаточный повод для
убийства? Разве все белые одинаковы?"
     Но минуту спустя в голову мне пришла другая, более трезвая мысль:
     "А может быть, этих парней довели до такого состояния, что они уже не
способны отличать белого от белого и всех считают законченными негодяями?"
     Арнак, будто угадавший ход моих мыслей, нерешительно оправдывался:
     - Вагура молодой... горячий...
     Луч восходящего солнца пробился  в  пещеру  сквозь  дыру  в  каменной
кладке.  Время шло, надо было искать выход из неясной ситуации и энергично
брать инициативу в свои руки.
     - Арнак! - обратился я к индейцу. -  Когда  ты  стоял  привязанный  к
мачте, кто тебе ночью дал воду?
     Юноша смотрел на меня испытующе, но не отвечал.
     - Ты не помнишь?
     - Помню, - тихо проговорил он.
     - Так кто?
     - Ты, господин.
     - А ты знаешь, что из-за этого случилось?
     Он не совсем понял вопрос. Тогда я стал ему напоминать.
     - На следующий день был сбор команды на  палубе,  недалеко  от  твоей
мачты, разве ты не видел?
     - Видел.
     - Кого капитан хотел убить?
     - Тебя, господин.
     - Вот видишь, ты все помнишь. А кто тебе разрезал путы во время бури,
незадолго до крушения корабля?
     - Ты, господин? - вырвалось у него.
     - Да, я.
     - Я не знал... - прошептал он.
     Арнак смущенно заморгал. Я видел, что он взволнован.
     - А вы, - продолжал я голосом, полным укора, - вы хотели  меня  убить
из лука.
     Юноша, явно смущенный,  как  видно,  осознавал  недостойность  своего
поведения.  Значит, юный дикарь отнюдь не был туп и  обладал  способностью
понимать свою вину.  Более того, от моего внимания не ускользнуло, что  он
хотел что-то разъяснить, как-то загладить  свой  поступок,  доказать  свои
добрые намерения, но не знал, как это  сделать.  В  конце  концов  на  мой
вопрос, зачем они в меня стреляли, он в оправдание опять повторил  то  же,
что говорил прежде:
     - Ты - белый, господин!
     "Чья  же  вина,  что  у  этих  туземцев  сложилось  столь  искаженное
представление о нас, белых? Быть может, это вина не их, а самих белых?"
     Я склонился над ним и взмахом ножа рассек на нем путы.
     - Ты свободен! Иди!
     Растирая онемевшие ноги и руки,  он  не  сводил  с  меня  изумленного
взгляда и глотал слюну, словно у него вдруг пересохло в горле.
     - Ты голоден, - заметил я дружеским тоном.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.