Случайный афоризм
Большинство писателей считают правду наиболее ценным своим достоянием - вот почему они так экономно ею пользуются. Марк Твен
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Продолжая путь, я вскоре добрался до  новой,  дотоле  незнакомой  мне
местности. Тут росло много кокосовых пальм, особенно у берега, и я легко и
с удовольствием шел под зеленым шатром их листьев. С вершин свисали зрелые
плоды.  Я смотрел на них с вожделением. Многие пальмы, поддавшись  в  свое
время напору вихрей, росли наклонно, и при случае можно  было  попробовать
взобраться на них обезьяньим способом, обхватывая ствол  руками  и  босыми
ногами.
     По утреннему холодку идти было легко. Я отмерял милю за милей и через
несколько  часов,  когда  солнце  стало  припекать,  добрался  до    южной
оконечности острова.  Пейзаж всюду  был  одинаковый:  по  берегу  песок  и
кокосовые пальмы, кое-где небольшие скалы, потом кустарниковые заросли,  а
дальше, в глубине острова, кое-где редкие деревья.
     Суша,  расположенная  южнее  моего  острова,  просматривалась  отсюда
несколько четче, чем с вершины холма, но  все  же  была  довольно  далеко.
Удастся ли переплыть разделяющий нас  пролив  на  плоту  или  на  чем-либо
подобном? Нет, тут, пожалуй,  нужна  хорошая  лодка.  Мысль  эта  развеяла
робкую мою надежду без труда добраться до материка. Но зато теперь я знал,
по крайней мере, на что можно рассчитывать.
     Берегом моря я пошел  дальше.  И  вдруг  остановился  как  вкопанный,
потрясенный  до  глубины  души:  на  песке  виднелся  четкий  свежий  след
человеческой ступни.  Это было  столь  неожиданно,  что  у  меня  едва  не
подкосились ноги.  Я всмотрелся внимательней. Сомнений не оставалось. И не
один след, а следы двух человек отчетливо отпечатались на песке и  в  моем
разгоряченном сознании.
     Инстинктивно я спрятался за ближайший куст и  настороженным  взглядом
обвел все вокруг.  Ветер с моря раскачивал  кусты,  и  в  этом  неустанном
движении трудно было что-либо различить.  А тут еще  шумели  волны,  ветер
шелестел в агавах, щебетали птицы -  и  все  это  вместе  создавало  такую
раздражающую какофонию звуков, из которой слух мой не мог ничего выловить.
     После  ошеломления  первых  минут   ко    мне    вернулось    наконец
самообладание.  Сидеть дальше под кустом не имело смысла. Если где-то  для
меня зрела опасность, ее следовало выявить, и чем быстрее,  тем  лучше,  а
выявив, приготовиться к сопротивлению.
     Я  еще  раз  осмотрел  следы.  Они  были  совсем  свежие.  Не   ранее
сегодняшнего утра тут прошли два человека  босиком,  а  значит,  вероятно,
индейцы. Они дошли до этого места и вернулись той же дорогой вдоль берега.
Я решил пойти за ними со всей осторожностью и узнать, кто они.  Матросы  с
пиратского корабля рассказывали  страшные  истории  о  жестокости  здешних
индейцев.
     Тут же я припомнил, как в подобной ситуации вел себя Робинзон  Крузо.
Едва он обнаружил след человеческой ноги  на  своем  острове,  им  овладел
такой панический ужас, что он как ужаленный бросился  в  свою  "крепость",
заперся в ней на несколько дней, от страха не спал и, хотя  молил  бога  о
помощи, долгое время но мог собраться с мыслями.  Даже от одного чтения об
этих ужасных переживаниях у меня мурашки пробегали по коже.
     "Почему же я не переживаю ничего подобного?" - подумалось мне.
     И я действительно не переживал.  Бдительность моя  была  доведена  до
предела, но это и все.  Я понимал,  что  с  того  момента,  как  обнаружил
присутствие индейцев, пришел  конец  моему  спокойствию  на  острове  и  в
тартарары полетела кажущаяся безмятежность мнимой идиллии, в какой я  жил;
пусть мнимой, но все-таки идиллии.  Люди, следы которых я обнаружил, всего
вероятнее,  были  врагами,  с  которыми  рано  или  поздно  мне   придется
сразиться. Если, несмотря на это, я не испытал страха, как Робинзон Крузо,
то, вероятно, потому, что был слеплен из другого теста  и  жизнь  в  лесах
Вирджинии научила меня смотреть прямо в глаза любой опасности. У Робинзона
на его острове было больше оружия, я же был вооружен большим опытом.
     Следы шли по самому берегу, а я, не  желая  подвергаться  риску  быть
замеченным издали на открытой местности, крался краем чащи вдоль  песчаных
дюн, зная по опыту, что рано или поздно следы свернут в эту сторону.
     И тут я остановился.  В голову мне вдруг пришла мысль о  капитане  со

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.