Случайный афоризм
Плохи, согласен, стихи, но кто их читать заставляет? Овидий
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     - Ты - последняя скотина  и  отъявленный  негодяй!  -  повторил  я  и
спокойным шагом направился к ожидавшим меня аравакам. Они вскинули мушкеты
на изготовку.


                          ЖЕСТОКОСТЬ ГОЛЛАНДЦЕВ

     Разгрузка невольников с корабля произвела гнетущее впечатление  и  на
моих товарищей.  После возвращения на шхуну весь конец дня только  и  было
разговоров об этом событии; у всех сжимались кулаки и особенно у Мигуэля и
наших четырех негров.
     Поскольку вестей о  скором  возвращении  генерального  директора  ван
Хусеса в столицу все не было, мы решили с пользой провести время  ожидания
и заняться охотой в ближайших джунглях и ловлей рыбы в Эссекибо.  Обычно с
рассветом группы наших охотников и рыбаков отправлялись на несколько, а то
и на десяток с лишним миль вниз или вверх по реке и там, вдали от города и
вообще от людей, прочесывали  берега  реки  и  чащу  леса.  Это  приносило
двойную пользу: мы добывали пищу и поддерживали свою боевую  форму.  Кроме
того, в итоге мы неплохо изучили ближайшие окрестности  и,  между  прочим,
открыли лесную тропу, а  точнее  -  дорогу,  ведущую  из  столицы  на  юг,
вероятнее всего, именно туда, где милях в двадцати от  города  находились,
как мы слышали, голландские плантации сахарного тростника.  Местами дорога
порой выходила из чащи на берег Эссекибо, к самой воде.
     В одном из таких мест однажды мы, скрываясь в чаще, стали свидетелями
грустной картины - несколько с ног до головы вооруженных карибов  вели  по
направлению  к  столице  толпу  из  двух  десятков  опутанных    веревками
пленников-негров.  Нетрудно было догадаться,  что  это  рабы,  бежавшие  с
плантаций и пойманные карибами.  Несколько растерявшись от  неожиданности,
мы не успели что-либо предпринять, и вся группа скрылась в лесу.
     Как оказалось позже, пленников бросили в тюрьму, а  власти  объявили,
что утром следующего дня состоится публичный  суд  над  ними  и  наказание
преступников.
     На следующий день я разрешил половине команды сойти на  берег,  чтобы
лично убедиться, как отправляется здесь голландское правосудие;  остальная
часть экипажа с оружием в руках несла на шхуне  службу  охраны  -  мне  не
хотелось каких-нибудь неприятных случайностей.
     К судебной процедуре, которую намечалось провести под открытым  небом
на главной площади столицы, голландцы готовились как к  важной  церемонии.
Для судей установили  в  тени  покрытый  зеленой  материей  длинный  стол.
Помощники палача - негры и сам палач вбивали в землю какие-то колья, не то
виселицы,  не  то  орудия  для  пыток,  а  тут  же    рядом    рыжебородый
голландец-костоправ раскладывал на  отдельном  столике  свои  инструменты:
устрашающего вида щипцы, пилы, ножи, топор.  На площади  стали  собираться
белые жители городка со всей своей службой обоего пола: неграми, мулатами,
индейцами.  Собрался почти весь  город.  Под  охраной  вооруженной  стражи
привели группы рабов с близлежащих плантаций,  чтобы  они  своими  глазами
могли убедиться, какая судьба постигнет беглецов.
     Мне, как белолицему чужеземцу, к тому же в мундире капитана,  и  всей
моей "свите" были предоставлены своего рода почетные места  неподалеку  от
судейского стола.  А лично мне был даже дан табурет. Не  очень-то  приятно
было наблюдать, как  жители  городка  пялили  на  меня  глаза,  словно  на
какое-то диво, и шушукались меж собой, одни с  иронией  на  лицах,  другие
скорее с любопытством.
     Наконец в сопровождении тюремной стражи подвели "подсудимых",  причем
самых  старших  из  них,  признанных,  вероятно,  зачинщиками,  сразу   же
привязали к кольям, а тех, кто помоложе, выстроили в шеренгу. Все они были
ужасно истощены, кости просвечивали сквозь кожу, глаза запали.
     Под громкий бой барабанов явились судьи.  Их было  восемь:  все,  как
один, почтенные горожане, надменные,  исполненные  чувствами  собственного
достоинства, самоуверенности и святой своей правоты.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.