Случайный афоризм
Писатели, кстати сказать, вовсе не вправе производить столько шума, сколько пианисты. Роберт Вальзер
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

не устранило бы навсегда сложностей, подобных тем, что свалились сейчас на
нас со стороны акавоев? И разве в то же время не открылся бы  передо  мной
путь к личной карьере?
     Все это сулило бесспорные выгоды, но отчего все же не вызывало во мне
того энтузиазма, какого, рассуждая здраво, вполне заслуживало? Быть может,
нависшая над нами угроза со стороны  акавоев  притупила  мое  воображение,
затмила перспективу отдаленного будущего?
     "Англия навела бы здесь порядок, - мысленно повторял я, но тут  же  у
меня невольно  возник  вопрос:  -  Порядок,  но  какой?"  Что  сулил  этот
английский порядок индейцам, я слишком хорошо  знал  по  личному  опыту  в
наших  североамериканских  колониях.  Прежде,  когда  я    оценивал    это
исключительно  с  позиций    белого    пионера,    истребление    индейцев
представлялось мне делом естественным и даже  неизбежным,  но  теперь  все
обстояло иначе.
     Теперь,  когда  провидению  угодно  было  бросить  меня  на   сторону
индейцев, на многие деяния белых людей я смотрел глазами индейцев.
     Солнце  касалось  уже  верхушек  деревьев,  я    отдавал    последние
распоряжения на  ночь,  а  из  головы  у  меня  все  не  выходила  далекая
Вирджиния.  Перед мысленным моим взором словно живые вставали воспоминания
о не столь отдаленных днях зарождения этой  колонии,  днях,  необыкновенно
трудных для англичан.  Поначалу  туда  прибывали  горе-пионеры,  обитатели
лондонских трущоб, социальные отбросы.  Погаттан и его индейцы приняли  их
гостеприимно и в течение многих лет не  раз  спасали  от  голодной  смерти
щедрыми дарами.  Пришельцы, пока чувствовали свою слабость,  были  кротки,
по,  когда  их  появилось  больше,  они  оперились,    открыли    забрало,
возгордились и обнаглели.  На своих  недавних  благодетелей  они  смотрели
теперь как на диких зверей, которых следует уничтожать. Не прошло и сорока
лет со времени  прибытия  первых  англичан,  а  колонисты  истребляли  уже
остатки некогда великого и славного народа погаттан.
     Можно сказать, это неизбежный ход истории, и перед  лицом  твердости,
энергии и деловитости англичан туземцы были обречены на  такую  судьбу.  А
должен ли я, зная об этом, способствовать проникновению на  Ориноко  столь
опасных людей, исполненных твердости, энергии и деловитости?
     Конечно, Гвиана и устье Ориноко - это не Вирджиния и не  Массачусетс.
Здесь англичане уже появлялись в прошлом и  будут  появляться  в  будущем,
преимущественно  в  качестве  купцов,  основывающих  фактории,  но   затем
неизбежно наступит черед плантаций, для плантаций потребуются руки  рабов.
Черпать их станут из порабощенных индейских племен,  как  это  уже  делают
сейчас голландцы, а если племена попытаются защищаться, на многих примерах
известно, что их ждет.  Нет, приглашать сюда столь опасных людей  было  бы
неблагоразумно, их  захватническим  устремлениям  надлежало  противостоять
упорно и как можно дольше.
     Солнце заходило, и на земле сгущался  мрак,  когда  в  сознании  моем
стали проясняться важные вещи. Созрела мысль: в силу своей слабости здесь,
на Ориноко, самыми подходящими союзниками являются  испанцы,  слабость  их
позиции  в  этих  краях  обеспечивает  местным   племенам    относительную
независимость и свободу.  Впустить сюда других европейских властителей,  и
особенно моих земляков, - значит, лишь осложнить жизнь туземцев.
     Прежде чем вернуться к беседе с Пауэллом, надо  было  выслать  дозоры
на. реку.  Мы выделили для этого четыре небольшие яботы  и  по  два  самых
зорких воина на каждую, а лодки искусно замаскировали ветвями.  Одну яботу
предполагалось  оставить  в  проливе  между  озером  и  рекой,   остальные
разместить на реке, но где? Посоветовавшись  с  вождями,  в  конце  концов
решили, что тремя четвертыми мили выше пролива лодки станут на  якорях  из
камней, перегородив на определенном расстоянии друг от  друга  всю  ширину
реки так, чтобы никто не мог проплыть мимо незамеченным.  Согласовав затем
еще способ передачи донесений, я мог наконец поужинать, а затем пригласить
на беседу капитана Пауэлла.
     В сдержанных, но ясных выражениях я изложил ему у костра  свою  точку
зрения, не скрывая  причин,  в  силу  которых  не  мог  поддержать  планов

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.