Случайный афоризм
В литературе всякий ценен не сам по себе, а лишь в своем взаимоотношении с целым. Фридрих Энгельс
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

на звериные тропы или у входов в норы.
     - О давние милые времена! - воскликнул я, исполненный горести,  когда
перед мысленным взором моим промелькнули картины далекого прошлого.
     Эти воспоминания заставили меня еще острее ощутить всю  бедственность
нынешнего моего положения и одиночества. Я срезал несколько длинных тонких
лиан, гибких, как шпагат,  смастерил  из  них,  как  в  детстве,  силки  и
разложил у нор.  Во время этих приготовлений прошел проливной дождь,  хотя
через  минуту  снова  засияло  солнце.  Расположившись    неподалеку,    я
прокараулил целый час; к сожалению, ни одна  ящерица  так  и  не  высунула
носа.  Солнце клонилось к западу, и, потеряв  на  сегодня  всякую  надежду
что-либо раздобыть, я решил вернуться сюда завтра.
     Еле волоча ноги, побрел я к своему дереву.  Самочувствие мое  заметно
ухудшилось.  Порой кружилась голова, докучала нарастающая боль  в  висках,
появился озноб. С ужасающей быстротой, буквально с каждой минутой, я терял
силы. Ко всем испытаниям последних дней добавилась какая-то болезнь.
     Я  едва  смог  вскарабкаться  на  дерево  и  привязаться  лианами.  К
принесенным орехам я так и не притронулся. К горлу подступала тошнота.


                               ЗАКОН ЖИЗНИ

     Это была ужасная ночь.  Я почти не спал. Меня мучили страшные кошмары
и видения.  Мне казалось, будто я лечу в пропасть, и я наверняка  свалился
бы  с  дерева,  не  привяжись  я  лианами.  В  лихорадочном   бреду    мне
представлялось, будто я черепаха, на которую  с  грозным  рыком  бросается
огромный хищник и рвет ее, то есть меня, на части. Когда наконец забрезжил
рассвет, я чувствовал себя настолько ослабевшим, что мне не хотелось  даже
спускаться вниз.  Всю ночь шел дождь. Я насквозь промок, и это  еще  более
усугубляло и без того бедственное мое положение.  Несмотря на сильный жар,
я  весь  дрожал  от  холода.  Восход  солнца  вселил  в  меня  надежду  на
облегчение, а по мере того, как наступал жаркий тропический день и  одежда
моя просыхала, я действительно почувствовал себя лучше.
     Со вчерашнего утра во рту у меня не было  и  маковой  росинки.  Около
полудня я спустился все-таки с дерева и с тремя кокосами поплелся к  морю,
чтобы отыскать там подходящие камни и разбить орехи.
     Как же я ослабел за одну эту ночь! Мне никак не  удавалось  расколоть
скорлупу кокосов.  Она оказалась слишком твердой для моих немощных ударов.
К счастью, острием ножа я сумел просверлить небольшое  отверстие  и  через
него  выпить  немного  кокосового  молока.  По-прежнему  снедаемый   диким
голодом, я побрел на поляну ящериц.  К неописуемой моей радости, в один из
силков ящерица попалась. Она была уже мертва.
     Новая забота! Как съесть ящерицу?
     Индейцы пекли их на углях.  У меня, к несчастью, не было ни огня,  ни
какого-либо способа разжечь костер. Я решил съесть добычу сырой и, вырезав
все мясистые части, на  гладком  камне  разбил  их  в  мелкое  месиво.  За
приготовленное таким образом блюдо  я  принялся  с  опаской,  но,  как  ни
странно, белое мясо оказалось довольно вкусным.
     Во время этой трапезы меня одолевали невеселые мысли.
     - О Янек, - говорил я себе с горечью, - как же  низко  ты  пал!  Даже
дикие индейцы, поедая ящериц, пекут их  на  огне.  Ты  же  лишен  и  такой
возможности! Ты живешь теперь хуже, чем дикарь, и уподобился зверю.
     Ясное  понимание  даже  самых  трагических    обстоятельств    всегда
пробуждало во мне инстинкт  самосохранения.  Оно  порождало  сопротивление
злой воле, вызывало к жизни скрытые силы и стремление вырваться  из  беды.
Так случилось и  теперь.  Я  не  хотел  поддаваться  злому  року,  подобно
немощному ягненку, во  мне  пробудилась  жажда  борьбы  -  вероятно,  мясо
ящерицы пошло мне впрок.  В этот день солнце  пекло  немилосердно,  стояла
страшная жара, и я беспомощно озирал окрестности в поисках тени, где можно
было бы прилечь.
     Недалеко от поляны ящериц, как я уже  упоминал,  возвышался  холм.  У

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.