Случайный афоризм
Односторонность в писателе доказывает односторонность ума, хотя, может быть, и глубокомысленного. Александр Сергеевич Пушкин
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

оказавшись наконец снова возле тольдо и  раздав  с  веселым  остервенением
последние удары по сторонам, я исполнил тем самым свой долг и в  несколько
прыжков вырвался из круга.
     Барабаны, словно в благодарность мне,  перешли  вдруг  на  оглушающий
грохот  и  бешеный  темп,  а  потом  сразу  опять  вернулись  к   прежнему
размеренному ритму.  Я же поспешил поскорее занять свое место под  тольдо.
Все были довольны, но довольнее других казалась Ласана.
     Ноги мои были сплошь исхлестаны, на  щеке  кровоточили  две  глубокие
царапины.  Рубцы на ногах тут же подсохли, а  вот  кровь  на  щеке  Ласана
несколько раз слизнула языком, и тогда царапины тоже стали подживать. Сидя
на земле и ощущая нежное дыхание склонившейся  сзади  Ласаны,  я  невольно
вспомнил, как несколько недель назад  она  спасала  мне  жизнь,  высасывая
змеиный яд из моей раны, и меня  вдруг  охватила  такая  нежность  к  этой
преданной женщине, что я едва сдержался, чтобы не заключить ее в объятия.
     Вскоре к нашему тольдо приблизилась группа индейцев  и  обратилась  к
старейшинам с вопросом, кто в племени будет шаманом вместо Карапаны.
     - Сразу после окончания мукуари, - ответил Манаури, - мы  соберем  на
совет всех жителей Кумаки и решим, кого хотим избрать шаманом.
     - Мы знаем, кого хотим избрать, - твердо заявили воины. - Арасибо.
     - Следует спросить мнение и  жителей  Серимы,  -  возразил  верховный
вождь.
     - В Сериме нет никого, кто был бы лучше Арасибо, - не уступали воины.
- Мы хотим Арасибо. Разве ты против него, Манаури?
     Индейцы,  разгоряченные  танцем,  проявляли  настойчивость.   Манаури
вопросительно взглянул на меня.
     - Разве нам обязательно нужен новый шаман? - спросил я  с  притворной
наивностью.
     - Обязательно, обязательно! - отвечали они, не представляя, как может
быть племя без шамана.
     - Нет, нам, людям из рода Белого Ягуара, мне кажется, шаман не нужен,
- заметил я.
     - О-ей, нашему роду не нужен! - Манаури чуть выпятил губы.
     Сидевшие вокруг нас вожди других родов  встретили  его  слова  хмуро,
усмотрев в них  стремление  как-то  выделиться,  а  Мабукули,  глава  рода
Черепахи, хотя и близкий друг Манаури, не выдержав, вспыхнул:
     - Ты, значит, считаешь, что другие роды хуже вашего?
     - Не хуже, Мабукули, но  у  нашего  больше  опыта.  Ты  ведь  знаешь,
сколько пришлось нам пережить испытаний в рабстве...
     - Это я знаю, - ворчливо согласился Мабукули.
     Манаури вновь взглянул на меня и спросил:
     - Что скажешь ты, Белый Ягуар?
     - Если шаман обязательно  должен  быть,  как  все  вы  считаете,  то,
конечно, лучше всего  Арасибо,  -  заявил  я,  ко  всеобщему  удовольствию
воинов.
     - Я тоже так думаю! - согласился Манаури.
     Индейцы, довольные, что желание их исполнилось, разбежались, и  скоро
вся Кумака знала, что Арасибо станет шаманом.
     Под тольдо воцарилось молчание.  На лице Манаури не читалось радости,
он был хмур и сосредоточен. Устремив взор на танцующих мукуари, мыслями он
был где-то далеко от  пальмовой  рощи.  Уже  теперь  вождь  предчувствовал
трудности, с какими ему предстоит столкнуться на  тернистом  пути  власти.
Склонясь ко мне, шепнул с нотой горечи в голосе:
     - Начинается.  Арасибо стал уже обрабатывать людей и склонять  их  на
свою сторону.
     - Арасибо останется преданным тебе, - заверил я его.
     - Надолго ли? - ответил он с горькой усмешкой в уголках губ.


                       В ДАЛЕКИЕ-ПРЕДАЛЕКИЕ ВРЕМЕНА


1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.