Случайный афоризм
Самый плохой написанный рассказ гораздо лучше самого гениального, но не написанного. В. Шахиджанян
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Наступила минута молчания.  Я был  озадачен.  Мне  хотелось  обратить
слова его в шутку, но как-то не получилось.
     Направляя разговор в другое русло, я нарушил молчание:
     - Мне говорили, ты, кажется, часто ходишь в лес в сторону Серимы...
     Он испугался.
     - За мной следили? Да, это правда, меня зовет туда Канаима.
     - Именно в Сериму? Не делай этого! Поберегись! А то принесешь  еще  к
нам заразу.
     - Я должен туда ходить.  Люди гибнут из-за одного злодея, я  не  могу
этого терпеть. Горе нам! Канаима...
     - Слушай, Арипай, плюнь ты на этого  Канаиму  и,  вместо  того  чтобы
попусту бродить по лесу, приходи лучше почаще к нам в хижину.
     - Не могу. Канаима велит мне убить его...
     - Кого?
     - Ты не знаешь?
     Я внимательно посмотрел на  него,  не  понимая,  как  воспринять  его
странные откровения, но в глазах прочитал такое  смятение,  что  предпочел
умолкнуть.  Он казался мне совершенной загадкой. Я знал его  как  доброго,
уступчивого человека;  он  даже  убийство  сына  принял  покорно.  Что  же
случилось теперь? Что бушевало у него в душе?
     Я высказал свои опасения Манаури, другим нашим друзьям, и  мы  решили
всячески опекать Арипая.
     Особенной заботой окружил его Арасибо. Хромой впадал порой в какой-то
транс, и на него нисходили странные наития.  В Кумаке  шептались,  что  он
общался с "гебу" и некоторых лесных духов мог  полностью  подчинять  своей
воле.
     Смятение, охватившее испанцев, в тот памятный для Серимы день, многие
индейцы объясняли и тем, что, когда в  лесу  звучали  угрожающие  выстрелы
Арасибо, там явственно слышались вопли и стоны демонов.
     В Кумаке Арасибо полностью завладел черепом моего ягуара и,  водрузив
его на кол перед своим шалашом, ежедневно совершал вокруг  него  обрядовые
пляски, похожие на шаманские церемонии,  размахивая  мараками,  неизменным
атрибутом шаманов; глухой рокот,  издаваемый  при  этом  камушками  внутри
пустого плода, магическим эхом отдавался в душах жителей Кумаки.
     - Смерть Карапане! Возвещаю близкую  смерть  Карапаны!  -  выкрикивал
Арасибо заклинания на разный манер и разные голоса.
     И все верили, что теперь уж смерть не минует шамана, а  всех  истовее
верил  в  это  Арипай.  Эти  заклинания  были  для  него  как  воздух  для
утопающего, как влага для прорастающего зерна.  Они  услаждали  его  слух,
пьянили.  Теперь, если бы он даже и захотел отрезветь и  отступиться,  ему
это не удалось бы: на него - хотя он об этом  и  не  подозревал  -  прежде
всего и накидывал свои колдовские сети Арасибо.


                              СМЕРТЬ ШАМАНА

     Каждое утро я выводил отряд разведчиков для учебы  в  ближайший  лес,
держась, как правило, берега озера.
     Вода  здесь  была  застоявшаяся,  месяцами  прогреваемая  солнцем   и
значительно более теплая, чем в реке.  Оттого, вероятно, все кишмя  кишело
тут от буйства животного  и  растительного  мира.  Рыба  билась  словно  в
огромном садке, неисчислимые стаи водоплавающих птиц бороздили поверхность
озера или с резким шумом проносились в воздухе, а цапли и аисты, розовые и
красные, словно  громадные  цветы,  покачивались  в  прибрежных  зарослях.
Дополняли, а скорее нарушали эту  идиллию  буйной  природы  отвратительные
чудовища - кайманы, во множестве привлеченные сюда обилием рыбы. Многие из
этих тварей,  громадных,  достигающих  порой  пятнадцати  футов  в  длину,
грелись на берегу средь зарослей,  а  когда  мимо  проходил  человек,  они
срывались с места и с громким плеском бросались в воду.  Индейцы  уверяли,
что на людей, даже купающихся, чудовища не нападали, но  вид  их  был  так

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.