Случайный афоризм
Дураки и безумцы - вот два разряда поклонников, которых писатель имеет при жизни. Э. и Ж.Гонкур
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Последние события с испанцами стали для них своевременным предостережением
и послужили такой встряской, что каждый теперь стремился  стать  и  лучшим
стрелком из мушкета, и первым лучником, и ловким метателем копья,  обрести
силу и гибкость ягуара. Военному искусству их обучали люди из нашего рода,
снискавшие себе, понятно, славу знатоков и  непобедимых  воинов.  Особенно
заняты были Арнак и Вагура, трудившиеся с рассвета до  темна,  им  некогда
было передохнуть, и они были счастливы.
     Что касается меня, то, осуществляя общий контроль над всеми, я создал
себе отряд из двух десятков разведчиков, в который отобрал  лучших  воинов
из каждого рода.  Их я посвятил в разные, известные мне еще  по  Вирджинии
способы обнаруживать и преследовать врага в лесу, раскрывать его  замыслы,
оставаясь при этом незамеченным.
     Однако при всем этом над ними довлела одна беда,  одно  мерзкое  зло,
тягостное и путавшее им все карты:  их  темные  суеверия.  Столько  всяких
духов, призраков и демонов бродило якобы по лесам  и  оставляло  за  собой
столько невероятных следов и знаков, что в этой путанице порой трудно было
распознать подлинные следы реального  врага  из  плоти  и  крови.  Поэтому
главная моя задача состояла в том, чтобы научить их отличать следы  врагов
реальных от вымышленных.
     Дни тем временем шли, а вести, доходившие до нас  из  Серимы,  ничего
особенного не содержали: никаких сведений  о  каком-либо  несчастье.  Люди
есть люди, и пошли разговоры о ложной тревоге и ненужном переезде на озеро
Потаро.  Друзья мои убеждали сомневающихся, что так или  иначе,  но  лучше
жить подальше от Карапаны и Конесо, тем более что Кумака благодаря  своему
положению на полуострове занимает неуязвимую позицию в смысле обороны.
     Перешептывания, правда, вскоре прекратились, и вот тогда-то -  недели
две спустя после нашего прибытия на новое место - как гром с  ясного  неба
разнеслась  весть  о  поражении  нескольких  детей  в   Сериме    какой-то
таинственной болезнью.  Дошедшие до нас на следующий день  подробности,  к
несчастью, подтвердили, что это корь, что заболело еще несколько детей,  а
вместе с ними и взрослых.  Это известие вызвало вполне понятное уныние,  а
когда несколько дней спустя стало известно о первом  случае  смерти,  всех
охватила глухая тревога: что  же  будет  дальше?  Я  распорядился  усилить
дозоры, напомнил о запрете приближаться к Сериме, и люди  старательно  все
выполняли.  Вести из несчастного селения теперь приходили все реже,  но  с
каждым разом все горше и горше.  Смерть находила  там  все  новые  жертвы,
особенно среди малолетних детей.  Не доставлял мне утешения и тот  горький
факт, что оправдались мои напрасные предостережения, а люди  теперь  стали
относиться ко мне с еще большим уважением, чем когда-либо прежде.  Горести
Серимы особенно близко  к  сердцу  принимал  Арипай.  Обычно  спокойный  и
добродушно уравновешенный, он  выглядел  теперь  так,  словно  его  сжигал
какой-то болезненный пламень и он  был  болен  сам.  Глаза  его  испуганно
бегали.  Жена его и дети жили в Кумаке в полной безопасности, им ничто  не
угрожало, и поведение индейца казалось тем более странным.
     - Что с тобой, Арипай? - спросил я, встретив его на берегу  озера.  -
Ты плохо выглядишь, брат. Чем я могу тебе помочь?
     Он  как-то  жалко  и  саркастически  усмехнулся  -  мол,  помочь  ему
невозможно.
     - Ты думаешь, я не смогу быть тебе полезен?
     - Нет, Белый Ягуар.
     - Что все-таки с тобой? Глаза у тебя ввалились.
     - Болит не тело - душа.
     Он наклонился ко мне, губы его тряслись как в лихорадке.
     - Тебе, Белый Ягуар, могу открыть, что со мной, но больше  никому  об
этом не говори: у меня болит душа, в ней сидит  Канаима  и  отравляет  мою
кровь. Страшный Канаима не дает мне спать, требует крови...
     Говоря это, он задыхался, словно ему не  хватало  воздуха,  в  глазах
застыла боль и таилось что-то похожее да помешательство.
     - Ты болтаешь вздор, Арипай, вздор!
     - Болтаю, но ум у меня еще есть, хотя душа больная. Канаима.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.