Случайный афоризм
Ни один жанр литературы не содержит столько вымысла, сколько биографический. Уильям Эллери Чэннинг
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

Последние события с испанцами стали для них своевременным предостережением
и послужили такой встряской, что каждый теперь стремился  стать  и  лучшим
стрелком из мушкета, и первым лучником, и ловким метателем копья,  обрести
силу и гибкость ягуара. Военному искусству их обучали люди из нашего рода,
снискавшие себе, понятно, славу знатоков и  непобедимых  воинов.  Особенно
заняты были Арнак и Вагура, трудившиеся с рассвета до  темна,  им  некогда
было передохнуть, и они были счастливы.
     Что касается меня, то, осуществляя общий контроль над всеми, я создал
себе отряд из двух десятков разведчиков, в который отобрал  лучших  воинов
из каждого рода.  Их я посвятил в разные, известные мне еще  по  Вирджинии
способы обнаруживать и преследовать врага в лесу, раскрывать его  замыслы,
оставаясь при этом незамеченным.
     Однако при всем этом над ними довлела одна беда,  одно  мерзкое  зло,
тягостное и путавшее им все карты:  их  темные  суеверия.  Столько  всяких
духов, призраков и демонов бродило якобы по лесам  и  оставляло  за  собой
столько невероятных следов и знаков, что в этой путанице порой трудно было
распознать подлинные следы реального  врага  из  плоти  и  крови.  Поэтому
главная моя задача состояла в том, чтобы научить их отличать следы  врагов
реальных от вымышленных.
     Дни тем временем шли, а вести, доходившие до нас  из  Серимы,  ничего
особенного не содержали: никаких сведений  о  каком-либо  несчастье.  Люди
есть люди, и пошли разговоры о ложной тревоге и ненужном переезде на озеро
Потаро.  Друзья мои убеждали сомневающихся, что так или  иначе,  но  лучше
жить подальше от Карапаны и Конесо, тем более что Кумака благодаря  своему
положению на полуострове занимает неуязвимую позицию в смысле обороны.
     Перешептывания, правда, вскоре прекратились, и вот тогда-то -  недели
две спустя после нашего прибытия на новое место - как гром с  ясного  неба
разнеслась  весть  о  поражении  нескольких  детей  в   Сериме    какой-то
таинственной болезнью.  Дошедшие до нас на следующий день  подробности,  к
несчастью, подтвердили, что это корь, что заболело еще несколько детей,  а
вместе с ними и взрослых.  Это известие вызвало вполне понятное уныние,  а
когда несколько дней спустя стало известно о первом  случае  смерти,  всех
охватила глухая тревога: что  же  будет  дальше?  Я  распорядился  усилить
дозоры, напомнил о запрете приближаться к Сериме, и люди  старательно  все
выполняли.  Вести из несчастного селения теперь приходили все реже,  но  с
каждым разом все горше и горше.  Смерть находила  там  все  новые  жертвы,
особенно среди малолетних детей.  Не доставлял мне утешения и тот  горький
факт, что оправдались мои напрасные предостережения, а люди  теперь  стали
относиться ко мне с еще большим уважением, чем когда-либо прежде.  Горести
Серимы особенно близко  к  сердцу  принимал  Арипай.  Обычно  спокойный  и
добродушно уравновешенный, он  выглядел  теперь  так,  словно  его  сжигал
какой-то болезненный пламень и он  был  болен  сам.  Глаза  его  испуганно
бегали.  Жена его и дети жили в Кумаке в полной безопасности, им ничто  не
угрожало, и поведение индейца казалось тем более странным.
     - Что с тобой, Арипай? - спросил я, встретив его на берегу  озера.  -
Ты плохо выглядишь, брат. Чем я могу тебе помочь?
     Он  как-то  жалко  и  саркастически  усмехнулся  -  мол,  помочь  ему
невозможно.
     - Ты думаешь, я не смогу быть тебе полезен?
     - Нет, Белый Ягуар.
     - Что все-таки с тобой? Глаза у тебя ввалились.
     - Болит не тело - душа.
     Он наклонился ко мне, губы его тряслись как в лихорадке.
     - Тебе, Белый Ягуар, могу открыть, что со мной, но больше  никому  об
этом не говори: у меня болит душа, в ней сидит  Канаима  и  отравляет  мою
кровь. Страшный Канаима не дает мне спать, требует крови...
     Говоря это, он задыхался, словно ему не  хватало  воздуха,  в  глазах
застыла боль и таилось что-то похожее да помешательство.
     - Ты болтаешь вздор, Арипай, вздор!
     - Болтаю, но ум у меня еще есть, хотя душа больная. Канаима.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.