Случайный афоризм
Писатель обречен на понимание. Он не может стать убийцей. Альбер Камю
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе

Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Но ничего, подобного не случилось.  Дон  Эстебан  показал  мне  зубы,
но... в широкой улыбке.  Он встал  и  протянул  мне  руку.  Мы  обменялись
рукопожатием.
     - Что решит коррегидор, - произнес испанец живо, -  дело  его.  Я  же
согласен с вашей милостью: правьте обоями племенами.  Дон Хуан, ты дьявол,
говорю я еще раз! Лучше не быть твоим врагом! Пусть между нами царят мир и
согласие! Отбивайтесь от акавоев, бог с вами, я ничего от  вас  больше  не
требую!
     Обнимая меня, он  смотрел  мне  в  глаза,  расточая  слова  сердечной
симпатии, но взгляд его снова, как и  прежде,  стал  чужим  и  загадочным,
леденившим кровь.
     "Черт побери! - подумал я. - Неужели под покровом этих век  и  впрямь
таится предательство? Разрази его гром с его двуличием в облике, возможно,
и мнимым, случайным, но все же жутким!"
     Когда Манаури перевел  последние  слова  дона  Эстебана,  среди  всех
араваков поднялась буря ликования.  Радостные клики неслись со всех сторон
и эхом рассыпались среди хижин.  Неустанно повторялось одно слово: "Ху-ан!
Ху-ан!" - произносимое толпой то ритмично, то напевно.  Это было мое имя в
переводе на испанский.  Повсюду вплоть  до  самого  леса  знали  уже,  что
фортуна повернулась и в Ангостуру испанцы никого не уведут.  Двадцать  три
пленника давно разбежались по своим хижинам и, собрав  оружие  и  домашний
скарб, спешили со своими семьями перебраться из Серимы в наш поселок.
     Тем временем Конесо, несказанно  довольный  столь  успешным  оборотом
дела, приготовил богатое пиршество для испанцев  и  нашего  рода.  Я  едва
пригублял кашири и друзей своих  тоже  призывал  к  воздержанности.  Потом
начались пляски и песни,  средь  которых  то  и  дело  громко  и  радостно
звучало, словно лозунг, все то же слово: "Ху-ан!"
     Пока на площади вовсю шло затянувшееся далеко за полночь  гуляние,  а
пирующие веселились среди всеобщего возбуждения, в  других  частях  Серимы
шли лихорадочные сборы.  Там осуществлялся  переворот,  в  племени  дотоле
невиданный и возвещавший коренные перемены в  родовом  укладе  жизни.  Все
семьи,  подвергшиеся  преследованиям  мстительного  шамана   Карапаны    и
никчемного Конесо, собирали свои пожитки и уходили в наш поселок. Никто не
смел им в этом помешать: в данный момент все признавали нашу силу.
     Вскоре весь наш  род  покинул  пиршество  и  вернулся  к  себе.  День
ознаменовался блестящей победой, добытой  к  тому  же  без  кровопролития,
сердца наши были исполнены радости.  Я от всей души поочередно  благодарил
наших воинов, ибо все они проявили себя  как  нельзя  лучше,  но  особенно
сердечно обнимал я четырех метких стрелков, которым так редкостно  повезло
в стрельбе по целям.  Тепло обнимал я и троицу стрелявших в лесу.  Вдоволь
насмеявшись над страхом, какого мы нагнали на испанцев, все  принялись  за
ждавшие  нас  неотложные  дела:  Арнак,  замещая  все  еще  отсутствующего
Манаури, размещал прибывших по хижинам.  Вагуру и  часть  наших  воинов  я
выслал в дозор, а всех остальных держал под ружьем - рассчитывать на  мир,
пока хоть один испанец оставался на берегу Итамаки, было нельзя.
     Но, как бы там ни было, ничто пока не нарушало покоя.  Пир  в  Сериме
продолжался дотемна, а потом люди разошлись спать: испанцы и индейцы чаима
- к лодкам на берегу реки, араваки - в хижины.  Когда наступила тьма, лишь
лес и прибрежные заросли оглашались обычными ночными звуками.


                         ПОДОЗРИТЕЛЬНАЯ ЩЕДРОСТЬ

     Но покой ничто не нарушало лишь до полуночи.  Внезапно  нас  разбудил
грохот мушкетных выстрелов, раздававшихся на серимской площади с короткими
неравными интервалами: там явно завязалась какая-то схватка.  Мы выскочили
из хижин  и,  вооружившись,  группой  в  десяток  человек  что  было  духу
бросились к месту событий.
     Еще издали в испанском  лагере  заметно  было  необычайное  движение.
Несколько торопливо разведенных  костров  освещали  берег  реки,  а  в  их

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.