Случайный афоризм
Писатель, если он настоящий писатель, каждый день должен прикасаться к вечности или ощущать, что она проходит мимо него. Эрнест Хемингуэй
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

власти! - воскликнул я, перекрывая его голос, но тут же взял себя в руки и
уже тише добавил: - Ты говоришь, здесь владения испанского короля?  Отчего
же тогда ты ведешь себя так, словно находишься в чужой  стране  и  грабишь
врагов? Почему сам забываешь, что находишься в Венесуэле?
     Я резко поднялся с табурета, подошел к испанцу и, в упор глядя ему  в
глаза, твердо проговорил:
     - Дон Эстебан! Довольно изысканной болтовни и  пустопорожних  споров!
Поговорим  наконец  как  разумные  люди,  к  которым  мы  себя    пытаемся
причислять.  Я не случайно минуту назад говорил о мире и согласии.  Больше
здравого ума, сеньор, меньше самонадеянности! У нас общие  враги  и  общие
интересы, нужно только смотреть чуть дальше кончика собственного  носа.  И
впрямь ли ваша милость печется о благе Венесуэлы?  Если  так,  то  хорошо!
Прими тогда к сведению, что вместе с этими  индейцами  я  намерен  оказать
вашей стране большие услуги  и  охранять  ее  границы,  если  только  ваше
неблагоразумие этому не помешает...
     И тут я выложил ему все, что знал об акавоях,  об  их  предполагаемом
нашествии на берега нижнего Ориноко - нашествии, слухи о котором  доходили
уже до ушей дона Эстебана.  Знал он и то, что акавои готовят нападение  не
по  своему  почину,    а    подстрекаемые    голландскими    плантаторами,
обосновавшимися в бассейне реки Эссекибо. Во всяком случае, после того как
я раскрыл дону Эстебану  более  широкий  и  глубокий  смысл  этих  планов,
состоявший, вероятнее  всего,  не  просто  в  нападении  на  венесуэльских
индейцев, а - кто знает? - не в территориальных ли притязаниях  голландцев
на устье  Ориноко,  а  значит,  на  территорию  Венесуэлы,  глаза  испанца
вспыхнули  новым  блеском:  он  понял.  Понял,  что   такая    возможность
действительно реально существует, ибо уроки истории  прошлого  доказывали,
что голландцы, англичане и французы  однажды  уже  сумели  вторгнуться  на
испанские земли, в Южную Гвиану, и там силой кулака обосноваться.
     Кто же мог поручиться сегодня, что голландцы не точат теперь зубы  на
Ориноко?
     - А если явятся акавои, союзники голландцев, - излагал я испанцу свои
соображения, - мы будем, следовательно, защищать и целостность  Венесуэлы.
Но как же нам устоять против них, если вы сами, испанцы,  хотите  ослабить
наши силы на пятьдесят лучших воинов?
     - Вы правы! Правы! - поспешно  согласился  дон  Эстебан,  расплывшись
вдруг в дружелюбной  улыбке.  -  Я  полностью  поддерживаю  позицию  вашей
милости, она верна...
     Так ли уж искренно он ее поддерживал, в  глубине  души  у  меня  были
основания сомневаться.  Я сразу понял, отчего  дон  Эстебан  столь  охотно
подхватил эту идею: зная, что, оказавшись в  ловушке,  он  вынужден  будет
отступить, он предпочел теперь отступить с честью, по  соображениям  якобы
высшего порядка, а не по принуждению. Испанец, довольный, что выберется из
этой  переделки  без  ущерба  для  собственной  чести,  стал  горячо   мне
поддакивать, согласно кивая головой, сладко улыбаясь и похлопывая себя  по
колену.
     - Таким образом,  -  продолжал  я,  -  при  этих  обстоятельствах  мы
союзники испанцев и...
     В  этот  момент  истошные,  отрывистые  вопли  прервали  вдруг    мои
разглагольствования.  Звуки неслись откуда-то издали, со стороны  леса.  В
первый момент трудно было  понять,  кто  кричит  и  отчего.  Но  в  криках
улавливались обрывки испанских фраз. Крики быстро приближались - кричавший
явно бежал к нам. Мы все вскочили на ноги, прислушиваясь.
     - Бежит какой-то испанец! - сообщил Арнак, отойдя  в  сторону,  чтобы
лучше видеть.
     - Один? - спросил я.
     - Один. И без оружия.
     Успокоившись, я снова сел на табурет в ожидании дальнейших событий. Я
с первой же минуты сообразил,  кто  так  спешит  к  нам,  а  когда  увидел
бежавшего в изрядно изорванной одежде, с  сумасшедшими  от  ужаса  и  бега
глазами, и особенно после того, как дон Эстебан  при  виде  его  удивленно

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.