Случайный афоризм
Писатель существует только тогда, когда тверды его убеждения. Оноре де Бальзак
 
новости
поиск по автору
поиск по тематике
поиск по ключевому слову
проба пера
энциклопедия авторов
словарь терминов
программы
начинающим авторам
ваша помощь
о проекте
Книжный магазин
Главная витрина
Книги компьютерные
Книги по психологии
Книги серии "Для чайников"
Книги по лингвистике
ЧАВо
Разные Статьи
Статьи по литературе
Форма пользователя
Логин:
Пароль:
регистрация
 детектив



 драмма



 животные



 история



 компьютерная документация



 медицина



 научно-популярная



 очередная история



 очерк



 повесть



 политика



 поэзия и лирика



 приключения



 психология



 религия



 студенту



 технические руководства



 фантастика



 философия и мистика



 художественная литература



 энциклопедии, словари



 эротика, любовные романы



в избранноеконтакты

Параметры текста
Шрифт:
Размер шрифта: Высота строки:
Цвет шрифта:
Цвет фона:

     Около полуночи нас разбудил грохот выстрела.  Мы выскочили  во  двор.
Арасибо крикнул, что стрелял в кравшегося человека.
     - Ты окликнул его? - спросил я.
     - Зачем? Это был враг!
     Мы быстро зажгли факелы и побежали к тому месту, на которое  указывал
Арасибо. Там никого не было. Страж наш либо промахнулся, либо только ранил
врага, а быть может, ему и вообще все померещилось.
     Утром, едва наступил рассвет, мы еще  раз  обследовали  это  место  и
теперь с успехом: сразу же обнаружили следы крови.  Арасибо  торжествовал.
Крови было много.
     Выстрел Арасибо дал блестящие  результаты  и,  похоже,  испугал  злых
духов.  Нашествие змей прекратилось, в темноте никто уже не нарушал нашего
покоя, и мы напрасно караулили по  ночам.  Через  несколько  дней  индейцы
хотели отказаться от дежурств, но я этому воспротивился и в  конце  концов
настоял на своем: началась сухая  пора,  пора  войн,  и  охрана  по  ночам
предусматривала  теперь  не  одну,  а  две  опасности:  происки  шамана  и
возможность нападения со стороны акавоев.  К несению караула мы  привлекли
всех мужчин нашего рода.  Такого свойства предусмотрительность была  чужда
природе здешних индейцев, совершенно лишенных дара предвидеть и  упреждать
опасность, но мне удалось склонить их к этому, поскольку они уважали  меня
и не хотели огорчать.
     Оставалось загадкой, кого ранил ночью Арасибо.  Во всяком случае,  не
из нашего рода и не Карапану, Конесо, Пирокая или  Фуюди,  как  стало  мне
вскоре известно.
     В предвидении стычек с акавоями мне хотелось  иметь  подробную  карту
лесов, гор, рек и тропинок между нижним течением Ориноко и рекой Куюни  на
юге, и я посылал Арнака к жителям Серимы, которые могли бы дать  подробные
сведения об этих краях.  Они давали их  охотно,  и  в  итоге  мне  удалось
составить со слов недурную карту. Заодно Арнак пытался осторожно собрать в
селении сведения о ночном госте.  Однако здесь  он  мало  преуспел  -  тот
провалился, словно камень в воду.  Если этот человек и отлеживался где-то,
излечиваясь от ран, то под большим секретом и весьма тщательно  укрытый  в
каком-то потайном месте.
     Однажды утром я отправился с Вагурой и Ласаной на охоту. Мы шли своей
обычной тропой, которая уходила, как мне говорили, на десятки миль к  югу,
ведя через ущелья гор Итамаки в долину реки Куюни, и с незапамятных времен
служила индейцам торговым путем.  За поясом у меня был пистолет, на  плече
легкое, но метко бьющее ружье, хотя и не столь дальнобойное, как мушкет. У
Ласаны был лук, из которого она редко промахивалась, а  Вагура  вооружился
нечасто применяемым в этих краях оружием  -  "воздуходувкой".  Стрелы  ее,
небольшие  и  легкие,  представляли  тем  не  менее  страшную   опасность:
отравленные ядом  кураре,  они,  даже  слегка  задев  крупного  зверя  или
человека, через несколько минут его умертвляли.
     Когда часа через два  мы  добрались  до  мест,  изобиловавших  разной
дичью, нас застиг такой ливень, что в лесу сделалось почти темно. Ласана и
я прижались к стволу могучего дерева, называемого индейцами мора, а Вагура
укрылся шагах в двадцати от нас.
     Несмотря на сухую пору, мы чуть  ли  не  ежедневно  были  свидетелями
подобных ливней, длившихся час-два, после  чего  снова  вспыхивало  жаркое
солнце и чистейшая лазурь заливала небо.  На этот раз  ливень  продолжался
каких-нибудь полчаса. Вскоре небо начало проясняться, в лесу посветлело.
     Мы все еще стояли под  деревом,  и  я  по  охотничьей  привычке  стал
оглядывать окружающую нас чащу и кроны ближайших деревьев.
     В расточительном нагромождении здесь росли как бы сразу  три  леса  в
одном: обычный высокоствольный лес,  под  ним  лес  непроходимых  зарослей
кустарника, а вверху, на стволах и ветвях деревьев,  лес  третий  -  целые
армии  паразитирующих  растений.  К  тому  же  весь  этот  хаос  во   всех
направлениях перевивался дикой путаницей сетей из  лиан-канатов.  Я  любил
вглядываться  в  эту  бурю  расточительности  и  отдаваться  ее  пьянящему
дурману.

1 : 2 : 3 : 4 : 5 : 6 : 7 : 8 : 9 : 10 : 11 : 12 : 13 : 14 : 15 : 16 : 17 : 18 : 19 : 20 : 21 : 22 : 23 : 24 : 25 : 26 : 27 : 28 : 29 : 30 : 31 : 32 : 33 : 34 : 35 : 36 : 37 : 38 : 39 : 40 : 41 : 42 : 43 : 44 : 45 : 46 : 47 : 48 : 49 : 50 : 51 : 52 : 53 : 54 : 55 : 56 : 57 : 58 : 59 : 60 : 61 : 62 : 63 : 64 : 65 : 66 : 67 : 68 : 69 : 70 : 71 : 72 : 73 : 74 : 75 : 76 : 77 : 78 : 79 : 80 : 81 : 82 : 83 : 84 : 85 : 86 : 87 : 88 : 89 : 90 : 91 : 92 : 93 : 94 : 95 : 96 : 97 : 98 : 99 : 100 : 101 : 102 : 103 : 104 : 105 : 106 : 107 : 108 : 109 : 110 : 111 : 112 : 113 : 114 : 115 : 116 : 117 : 118 : 119 : 120 : 121 : 122 : 123 : 124 : 125 : 126 : 127 : 128 : 129 : 130 : 131 : 132 : 133 : 134 : 135 : 136 : 137 : 138 : 139 : 140 : 141 : 142 : 143 : 144 : 145 : 146 : 147 : 148 : 149 : 150 : 151 : 152 : 153 : 154 : 155 : 156 : 157 : 158 : 159 : 160 : 161 : 162 : 163 : 164 : 165 : 166 : 167 : 168 : 169 : 170 : 171 : 172 : 173 : 174 : 175 : 176 : 177 : 178 : 179 : 180 : 181 : 182 : 183 : 184 : 185 : 186 : 187 : 188 : 189 : 190 : 191 : 192 : 193 : 194 : 195 : 196 : 197 : 198 : 199 : 200 : 201 : 202 : 203 : 204 : 205 : 206 : 207 : 208 : 209 : 210 : 211 : 212 : 213 : 214 : 215 : 216 : 217 : 218 : 219 : 220 : 221 : 222 : 223 : 224 : 225 : 226 : 227 : 228 : 229 : 230 : 231 : 232 : 233 : 234 : 235 : 236 : 237 : 238 : 239 : 240 : 241 : 242 : 243 : 244 : 245 : 246 : 247 : 248 : 249 : 250 : 251 : 252 : 253 : 254 : 255 : 256 : 257 : 258 : 259 : 260 : 261 : 262 : 263 : 264 : 265 : 266 : 267 : 268 : 269 : 270 : 271 : 272 : 273 : 274 : 275 : 276 : 277 : 278 : 279 : 280 : 281 : 282 : 283 : 284 : 285 : 286 : 287 : 288 : 289 : 290 : 291 : 292 : 293 : 294 : 295 : 296 : 297 : 298 : 299 : 300 : 301 : 302 : 303 : 304 : 305 : 306 : 307 : 308 : 309 : 310 : 311 : 312 : 313 : 314 : 315 : 316 : 317 : 318 : 319 : 320 : 321 : 322 : 323 : 324 : 325 : 326 :
главная наверх

(c) 2008 Большая Одесская Библиотека.